КОЛЕСО   журнал
Конкурсы

Конкурсы

«Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009

Федор Рыбин

Мы уплываем, господа...

 

Мы уплываем, господа...

Покинем красную Россию.

Мы не вернемся никогда,

да и вернуться мы не в силах.

 

Вот пароход подал гудок,

он нас увозит на чужбину.

И снова в сердце холодок,

и защемило всю грудину.

 

Отчизне нашей долгих лет,

а мы возьмем с собой лишь веру.

Упал на палубу корнет

И потянулся к револьверу.

 

И гулкий выстрел грянул вдруг,

и окропило небо красным,

и оглянулись все вокруг,

и сразу стало всем все ясно...

 

Мы уплываем, господа...

Покинем красную Россию.

Мы не вернемся никогда,

да и вернуться мы не в силах...

 

 

                1917

 

Я помню нашу дачу под Калугой

и образа с лампадкою в углу...

Я помню Вас, любезная подруга

и тот сентябрь в семнадцатом году...

 

Да, в этот год и лето было славным

и осень удивляла нас теплом.

Я Вас любил, и это было главным,

но революция разрушила наш дом.

 

Сентябрь закончился, пришел октябрь месяц

с дождями и дороги все размыл

уехал я в ночи и полумесяц

в ту ночь в дороге мне светил.

 

Уехал я на службу (срочный вызов -

там, в Петрограде странные дела -

какой-то крейсер вышел из-за мыса,

толпа матросов офицеров в плен взяла).

 

Я уезжал тогда еще зная, что не увижу боле Вас,

что Вас задушит наш же пьяный конник Савва

Как не хватает мне Вас, милая, сейчас.

А если б знал, или подумал, то развернулся бы тотчас.

 

Но ехал я в какой-то спешке,

хватив глинтвейну впопыхах,

и крикнув ямщику: "Не мешкай!",

я растворился в лопухах...

 

В Калуге днем уж на вокзале

я помещен был под арест

и обо мне, как адмирале,

дал телеграмму, ждет ответ

прыщавый, юный экс-кадет...

 

"-Нет, не стрелять, доставить в Питер"-

за дверью слышу я... Шаги...

И дверь открыл наш мичман Рихтер,

как жаль, что с ним теперь враги...

 

"-Ты тут откуда?" - я промолвил,

а он лишь зло смотрел в лицо,

наган достал и изготовил

"-Снимай" - сказал мне - "пальтецо".

 

Но китель им я свой не отдал,

лишь заслонил кресты рукой-

В боях их честно заработал.

И прочь увел меня конвой...

 

А Вы... А Вы уже в то время

лежали, втоптанная в грязь.

Такое видно это племя,

такая конченая мразь.

 

Я был приговорен к расстрелу,

но избежал его и к Вам,

Я к Вам спешил, но Ваше тело

отпели, отнесли за храм...

 

А в нашей даче комиссары

устроили свой комитет

и даже в вашем будуаре,

где были Вы, теперь клозет...

 

Я подошел к ее могиле...

Поплакал, выпил, закусил...

Шепнул "прости, мне не хватает сил"

и бритвой вены себе вскрыл...

 

Ах, Россия, Россия, сколько боли и крови

мы стерпели, пролили, твои сыновья...

Но другой, русским нам, и не надобно доли-

отдаем все что можем за любовь и тебя!


 



с начала