КОЛЕСО   журнал
Конкурсы

Конкурсы

«Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009

Алексей Сомов

Два стихотворения из цикла «Жил да был Франкенштейн»

                              ***

                                                       (Паулюс - Роммелю)

Смотри этот сон до конца, и равнение, бля, на закат,

на звуки затейливой дембельской брани.

Дрянные стишата приходят к тебе без звонка,

без знаков отличий, в серебряном облаке праны.

 

Полки маршируют на запад, восток или юг,

но только на север – ни-ни. Добровольный термометр

покажет обугленный кукиш, и ком нах цурюк

и трудный рассвет над воздушной тюрьмою.

 

Равнение, бля, на цейхгауз, на запах борща.

Для смертников нынче у нас командирские пайки

и сто фронтовых – и на выход с вещами, свища

веселый вальсок про пулю в висок, jawohl .

 

На кителе – новые дырки для новых наград,

высокий околыш фуражки пропитан росою.

А завтра «пантеры» и «тигры» войдут в Сталинград,

и русские дети их встретят железом и солью.

 

Ты видишь, как диск сумасшедшей луны

поставлен дрожащей рукою на прожиг, на прожиг, на прожиг.

В тот вечер никто не вернулся с войны.

И век мой ни капли не прожит,

 

сотри этот сон

до конца.

 

                                       ***

                                                         ( памяти Пэ)

 

                                    I .

Где-то заполночь слышишь тройной стук-тук-тук.

В подкроватной стране созревает латук.

В подкроватной пыли потерялся волчок.

Жил да был человек, но об этом – молчок.

 

В подкроватной пыли – закатившийся мяч.

Жил такой человек, сам судья и палач.

Был один метроном, сам себе мозгоклюй.

Если веришь – усни, а не веришь – наплюй.

 

                                    II .

Только заполночь слышится мерный стук-тук.

«Открывай, открывай, я вернулся, мой друг!

Хоть цепочку сними, хоть пусти на порог.

Я устал и замерз, как обманутый бог».

 

В плащ-палатке, в бушлате, в набухшем пальто,

это кто-это-кто-это-кто-это кто –

неумеренно весел и в меру поддат,

беглый каторжник ли, неизвестный солдат?

 

«Это я, мой воробушек, вот я каков –

от пещеристых тел до седьмых позвонков.

От обугленных скул до стеклянных ногтей –

это я возвращаюсь из синих гостей .

 

В некрасивом году, в кисло-сладком кино

бьюсь дырявой башкой в слуховое окно.

Толстым клювом стучу, как саврасовский грач,

сам себе мореплаватель, плотник и врач,

 

сам себе и мустанг, и седло, и ковбой.

Собирайся, мой друг, я пришел за тобой.

Видишь, прерию лижет шершавый рассвет.

Жил да был Франкенштейн, а теперь его нет».

 

                                  III .

В подкроватной стране, в бронетанковом сне

я приснился тебе, ты пригрезился мне.

Стоит скобки открыть – и припомнится, как

мы с тобой штурмовали московский рейхстаг.

 

Отпускаю на волю гусей-лебедей –

это игры больших невеселых людей.

И торчу на высоком холме, не дыша,

и трофейный сжимаю в руках ППШ.

 

                                  IV .

Расстрелять все патроны, пустить в молоко.

Запуздырить волчок – это вправду легко.

И проснуться – что скобки закрыть, что за ско

 

                                   V .

……………………………………………..

……………………………………………..


 



с начала