КОЛЕСО   журнал
Конкурсы

Конкурсы

«Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009

Сычёва Марина

         Рождённый в окопе.

             (в июле 1941г.)

 

Кричит дитя, рождённое в окопе,

На листьях дней, изжеванных войной.

Вопит в лицо седеющей Европе,

Дерзнувшей «перештопать» шар земной.

 

…От страха перед черными крестами

Бежала мать в поля, за огород,

И падала в воронки, а местами,

Валилась на бок, или на живот.

 

Не донесла ребёнка до лесочка…

В окопе родила, глотая пыль…

Когда носила, думала, что дочка,

А тут – сынишка, мальчик, богатырь.

 

Лежит на юбке, дёргает ногами,

Кричит от холода, и кровь стекает в грязь

Обтёрла подолом. С трудом рвала зубами

Тугую плоть – пупочной нити связь.

 

К себе прижала крохотное тело,

- Кровиночка, не бойся… Всё пройдёт…

И грудь дала младенцу неумело…

- Как больно…

Как надрывно самолёт

 

Гудит над головами – ищет цели,

Ссыпает бомбы, вспарывая твердь.

Качают маятник окопной колыбели

Поочерёдно – женщина… и смерть…

 

 

            Уменье ждать

 

Уменье ждать – глупейшая привычка.

Я не училась этому, прости.

Не верю в то, что пулю отвести

Смогу лишь ожиданьем…

Как обычно,

Война нам перелистывает дни,

И в клочья разрывает наши судьбы.

«Я буду ждать…» Но вдруг немеют губы,

и разум понимает – «Не спасти,

не уберечь тебя, не сохранить,

не выплакать прощение ночами,

захлёбываясь горечью печалей,

мне у Войны тебя не отмолить»…

 

«Я буду ждать…» – шепчу который год.

И запинаюсь взглядом о дорогу,

И запрещаю похоронку трогать

Себе и дочери…(Она так папу ждёт!).

Я перед сном рассказываю ей

Истории «военного разлива»,

Где все солдаты счастливы и живы,

Где больше нет расстрелов и смертей.

…А знаешь, сердце помнит обо всём –

оно теперь навек в твоей петличке…

Какая же глупейшая привычка –

Уменье ждать...

Кого она спасёт?

 

 

      Пора…

 

Да-да, я ухожу.

Пора.

Прощайте.

Уже глаза подъездов распахнулись.

Следы пунктирами не значатся на карте,

Лишь у порога Смерть стоит сутулясь…

 

Молчит.

Не дышит.

Смотрит вглубь и мимо…

К чему ей пустота земных исходов?

Слезится глаз, наверное, от дыма,

Другой – сухой, в предчувствии свободы.

 

Простите,

Я не брит.

Так получилось.

Не важно… Ерунда… Пустое дело…

В том месте, где душа моя гнездилась,

Недавно понял я, – осталось только тело…

 

Поэтому,

Прощайте.

Акт последний.

Успеть бы, пересечь границу былей.

Зудит во мне болячка воскресений.

И липнет гимнастёрка влагой стылой.

 

Пишите.

До востребования, что ли.

Я не отвечу. Только, будет проще

Без погребально-пепельных историй,

И без венков, возложенных на мощи…

 

Да-да, я ухожу…

 

 

                Ожидания

 

Ожидания.

Ожидания.

За окном беспросветная радость,

А в руках - лишь твои «до свидания»

На вчерашних записках остались.

На тетрадном листочке, коряво,

Десять слов и смешные кавычки.

Пусть иные воюют за славу,

Ты – другой. По военной привычке…

Потому, что призвали… и надо…

А ещё потому, что мужчина –

Уколоться о женские взгляды

права нет…

Может, в этом причина?

 

Я уже захлебнулась в надеждах,

И душа моя стала дорогой

По которой идёшь ты, как прежде,

Только гарью пропахший немного.

И песок, и трава цвета хаки,

И колючки, и синь-недотрога,

И, как в ризах, кровавые маки,

Это всё о тебе… хоть немного…

– Мне бы знать… только, знать, что ты дышишь,

что живёшь, охраняемый свято

моей верой в тебя…Милый, слышишь?

Ты не смеешь уйти без возврата!

 

Ты вернёшься, я чувствую кожей.

Беспричинно ревут колокольни…

По пустыням и бездорожью

Ты придёшь. Станут песни спокойней.

Возвратишься… Как птица весною…

Как вода, что вливается в реки…

Я, расшитой слезами тесьмою,

Привяжу твоё сердце навеки.

Белой накипью лён-ожидания

Я в постель застелю тебе нежно.

… За окном – мирный день…

Расстояния…

…Ты – под пулями.

Я – где-то между…


 



с начала