КОЛЕСО   журнал
Конкурсы

Конкурсы

«Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009

Смирнова Нина

Страница 1

РЕВОЛЮЦИИ посвящается

 

 

ЛЕГЕНДА О ЗАМОРОЖЕННОМ РАЕ

 

«Звездочеты, книжники, поэты – внуки синеокой Ностальгии»!

Я для вас купалась в волнах Леты и миры проверила другие

Мерою души своей, заблудшей между трех дубов, давно стоявших

Там, где перекресток лет минувших, лет грядущих и дней настоящих.

И надеждой я себя не тщила, что однажды кто-то в мире нашем

Ощутит с такой же страшной силой точно ту же тягу к той же чаше,

Любопытство утолить пытаясь сказкой, своим знанием и мифом.

Просто - я пыталась. И не каюсь! Я была и эллином, и скифом,

Демоном и ангелом, и бесом. Я горела на костре закланья.

Я висела на кресте и весом измеряла Духа состоянья.

Я рыдала вслед моим героям, от меня ушедшим в бесконечность.

Но теперь я знаю, что не Троя начала Историю, а Вечность.

Но теперь я знаю, что Сибирью Высший из Порядков прирастает.

И я верю: сказка станет былью – победит ДОБРО, а ЗЛО растает.

Смирнова Н.И.

 

Пролог

 

«Если великий народ не верует, что в нем одном истина…, если он не верует, что он один способен и призван всех воскресить и спасти своею истиной, то он тот час же перестает быть великим народом и тот час же обращается в этнографический материал». Ф.М.Достоевский

 

«Из всех созидательных энергий самой высокой остается мысль. Что же будет кристаллом этой энергии? Кто-то думает, что точное знание будет венцом мысли. Но вернее сказать, что увенчает мысль Легенда. В Легенде сложится смысл созидательной энергии и в сжатой формуле выразятся чаяния и достижения.

Неверно думать, что Легенда принадлежит призрачной древности. Непредубежденный ум отличит Легенду, творимую во все дни Вселенной. Каждое народное достижение, каждый вождь, каждое открытие, каждое бедствие, каждый подвиг облекаются в крылатую Легенду.

Поэтому не будем презирать легенды истины, но посмотрим зорко и позаботимся о словах действительности… Мы не можем назвать ни одной лживой легенды…

Правы искатели общего языка. Правы созидатели легенд мира. Трижды правы носители подвига». Николай Рерих

 

«Встретились два рыбака. Один говорит: «Я ловлю только самую крупную рыбу!». Другой: «То есть Вы ловите китов?», «Нет, китов я использую в качестве наживки!»» - этот анекдот является преамбулой моей Легенды.

«Ехал грека через реку, видит грека: в речке - рак! Сунул грека руку в реку…». Впрочем, грека - не дурак свое по пояс отражение признать за тела продолжение. Этим движением руки хотел поднять со дна реки он камень истины времен, поскольку знал один закон: вода как времечко бежит, а камень 1 (истина) - лежит!

Наверно, этот умный грек «проехал» много в жизни рек - искал всё, где течет река, со дна которой навека взметнулась камнем преткновенья скала-легенда, плод творенья наглядной азбуки планеты. «Шаман» скала зовется эта! Ах, камень! Импульс твой начальный вовлек меня в рассказ печальный. Я начинаю: будь что будет, пусть хоть весь мир меня осудит!

Давным-давно произошла беда: был человеком Рай потерян навсегда. С тех пор, испробовав различные пути, стремится Рай свой человечество найти! И где он зашифрован? Где сокрыт? Где это место чудное стоит? За много, много, много тысяч лет не найден человечеством ответ. Остались в мифах памяти следы…

А я решила просто: у Воды – вот где мне стоит поискать ответ. Вдруг в «аш два о» я обнаружу след этой таинственной и сказочной страны?! Вдруг просияет мне из глубины, водою отражённый, память-луч, прорвавшийся с небес меж хмурых туч? Вода - как бы посредник и хранитель; она земной - она небесный житель; и все события, что там иль здесь свершались, в «кристалле жидком» памятью остались. А в свою очередь, быть может и Вода расположилась прочно, навсегда сюжетом, обозначенным Творцом – чтоб показать, как говорят, лицом места, где начинался древний Рай. Вода сама разметила тот край своей неповторимой криптограммой, послепотопной ледниковой драмой избороздившей скорбный лик Земли. Ищу начало там, где есть «нули» (иначе говоря, где есть «зеро»), и там, где есть Вода: ищу я «О-зеро» – как водоём, замкнутый в берегах. В нем скрыта память – память о богах!

Хранится память в Слове и в Воде. Измерю память я шкалою, где ниже точки «нуль» лежит Трагедия, а выше - улыбается Комедия, а от нее лишь только шаг до

Клио - Музы 2 истории Вселенной. Терпеливо, под песнь Эвтерпы с флейтою двойною, взбираюсь по придуманною мною витиеватой лесенке-шкале к Музе, всегда хранящейся в «нуле»: к самой серьёзной Музе – Каллиопе. И Каллиопа открывает тропы к Великой Тайне, скрытой в небесах! Иду я к Урании на свой страх и на свой риск: достаточно ль права я, берясь за поиск, тайны открывая? Ведь чтобы к Урании подобраться, пройти необходимо сквозь Эрато: то есть задеть, по сути, гениталии, которые всегда чуть ниже Талии, поэтому и ближе к Мельпомене – а это одобряется не всеми! Ханжа всегда отыщется, друзья, который тот час возопит «Нельзя!» или трусливо «Ниже пояса не бить!». И я слегка смущаюсь: как мне быть? И вспоминаю вдруг: архангел Гавриил! В какое место Гавря беса бил? В «надменный член, грешил которым бес»! Вооружившись тактикой небес (ах, Александр Сергеевич, мерси!), я, как Аника-воин - по Руси, бреду через словесный бурелом и водные бассейны напролом!

А Музы шепчут:

«Бог с тобой! Вперёд! Точней – назад, в века, где тайна ждёт! Ждёт-не дождётся: ну когда ж потомок развяжет узелок речных тесемок на фолианте памяти Вселенской, впечатаной в плато Ангарско-Ленское?».

Я сразу согласилась: «Я - так я!».

И Ангары лазурная струя вступленье спела песней колыбельной. Я думала два дня, а в понедельник записывала голос сладкозвучный в свой абсолютно архиненаучный и просто в сумасброднейший рассказ! И если мой рассказ коробит вас - вы не читайте его вовсе: право ваше! Сюжет, предупреждаю, будет страшен; заденет чувства, оскорбит воззрения. Я очень некорректно точку зрения в своей Легенде буду излагать – неважно, что потом мой труд ругать и даже издеваться будет всяк, кому не лень. Но это все – пустяк!

Я расскажу о том, что есть ДОБРО, и что такое – ЗЛО, а также про бесперспективность хода эволюции и про успех Великой Революции, рождённой волею и замыслом Творца для избавленья мира от лица - лица двуличного. Его двуликий профиль зовут по-разному: у Гете – «Мефистофель», а по Вергилию оно – «Двуликий Ян». Лицо лжеца, лицо беды, греха землян. Вот почему мои насмешка и ирония пришли тогда, когда найти пыталась корни я (даже не корни – корешки) Славянской Родины. Я их нашла, а все пути в Легенде пройдены. С тех пор я верю в то, что вижу наяву. А наяву я вижу край, где я живу и обожаю свои хвойные пенаты. Земли иные для меня уже не святы! Миры научный, теософский и ведический так и не стали «идолом языческим», благодаря советской средней школе. Лишь к размышленью информация - не более. И даже Лобачевский и Эйнштейн, решила я нахально, «нихт ферштейн» в путях развития материи живой.

И Музы подтолкнули меня:

«В бой вступай смелее, каторги потомок! Ты родилась почти у самых кромок первопричин Вселенского ДОБРА. Бери перо, пиши: пора, пора!

Всем расскажи, как в временной дали титаны войны звездные вели, чтоб Рай создать. Сражался тогда Бог - и победил! А ты пиши пролог – пролог кончины мрачной злой судьбы. До той кончины лишь семь верст ходьбы и большей частью - лесом да горами. Всё расскажи о допотопной драме, раскинув пред собой Земную карту. Её ты встретила, впервые сев за парту. Смотри: на полке у тебя лежит «Атлас» - возьми и сверь с ним тайный этот глас!»

И я, раскинув карту пред собой, ищу то место, где был Рай земной. Смотрю я на неё и нахожу… Что нахожу - всё по порядку расскажу.

Глава 1

 

Итак, однажды вечером, в субботу, я вспоминала горестно работу, зарплату на которой не платили. И вдруг меня идеи посетили! Идей не много было - лишь одна.

Мне предложила весело она соединить известные сюжеты из разных мифов с картою планеты, которую мы все зовем «Земля»! Заставила, не тратя время зря, напрячь в работе сложной мои мысли, развешав на небесном коромысле Быль – то есть Воду, Небыль – то есть Слово. Я сопоставила – и версия готова! Готова версия о том, где Рай стоял; какой народ земной Рай населял; и почему исчез с лица планеты цветущий Рай и канул в струях Леты; и кто «помог» исчезновенью Рая.

Была доныне версия такая: библейская. Гласит она: вина в грехопаденьи человека - Евина! Из-за неё Адам подвергся искушению, за что и изгнан был он Богом с поношением на веки вечные из Горних, из палат. А где же есть на нашей карте постулат, который был бы уникален в своей сути? Чьи воды вовсе б не являли грязной мути от многочисленных вливаний всяких разных, порою самых ядовитейших и грязных? Смотрю на карту, вижу контуры Байкала и слышу - Музы шепчут ласково: «Попала!».

Байкал - вот главное звено в цепи моих догадок: нам Море Славное дано как Богов отпечаток! «Почему?» - вы спросите. Отвечу: потому, что с самой чистой совестью быть Богу одному. Вода, чистейшая из светлых вод земных, не оставляет домыслов иных!

А весь процесс «изгнания» представлен Ангарой. Хотя, скажу заранее, мне кажется порой: Великое Творение Великого Байкала сама мне ненавязчиво на ухо прошептала; рассказывала, показывала, подсказывала и учила; и, как доказательство, карту мне вручила. За изученьем тщательным карты русской Азии родилась блистательная в голове фантазия: а если достоверно расскажет мне она, как с Раем вышло скверно, и чья в этом вина? И если есть желание, советую прочесть: а вдруг рациональное зерно в Легенде есть?!

 

Глава 2

 

Закончилась война титанов и гигантов, как водится, Вселенной переделом.

И, завладев отнюдь не маленьким пространством, Боггол решил на нём заняться мирным делом!

Составили титаны сами себе задание – и сотворили солнечной системы мироздание, придав ее строению подобие матрёшки. Ещё точней – подобие малюсенькой куклёшки: фигурки, расположенной внутри других фигур. Галактика в галактике - вот так вот демиург 3 оформил всё пространство, добытое в боях. А точкою начала планету «Земюлах» решили взять титаны для нового пути, которым предстояло к ДОБРУ весь мир вести.

Освоив территорию в двадцать пять на сорок для воплощенья замысла, который всем был дорог, титаны эту область Земли назвали «Раем» - о «тридевятом царстве» мы это лишь и знаем! Но я предполагаю и вариант второй: титаны территорию не «Рай» звали, а «Рой». «Эдем», то есть сад Божий, они назвали «Мёд». Надеюсь я, что кто-нибудь мысль мою поймёт!

Так вот, кого же Бог (Боггол, Богал, Байкал) в Райские пределы на жительство позвал? Народу было много. Но назову лишь тех, чьи имена так долго в названьях гор и рек история лелеет, из прошлого неся - лишь то и не стареет, в чём скрыта правда вся!

Весь Север, весь «край света», занял Океан - Богголовский соратник, разведки ветеран. А Бог обосновался на южном месте, «горнем» 4. И, чтоб не расставаться (был связан дружбы корнем с времён нелёгких детства), он быт свой обустроил с Саяном по - соседству. Восток освоил Лена. Он с сыновьями вместе, с Вилюем и Витимом, обосновал поместье такое, чтоб богатства прекраснейшей Земли растратить бесполезно титаны не смогли. Парни дело знали:

«Есть виза Председателя? Ступай!» - и пропускали в кладовку созидателя.

Он получал у «ключницы» сокровища запас - и делал, что получится; творил во что горазд!

Все населенье Рая творило, что хотело! Высокие художества не знали здесь предела! Планета подверждает нам это и Природа - продукт воображения райского народа. Это сейчас: лопата - почти венец идеи, а были водопады, моря и орхидеи; берёза и рябина, голубые ели; кедры и малина; соболи, газели. Оттенки, краски, отблески, сияния! Какие формы и объёма сочетания - и нет предела совершенству, нет конца! Меж тем, Природа требует Венца!

Первым успехом Революции с небес можно считать сибирский хвойный лес - когда путём деления несложного стало созданье многоклеточных возможно, и получилась трансформация ростка в рождение хвоинки и листка. «De revocatio 5» - возможно, что вот так был назван этот верный первый шаг, поскольку фотосинтез дал понять: то, что содеяно, назад уж не отнять; прогресс с амёбы начинается однажды, и в реку жизни невозможно войти дважды! Потом понятие упростилось. Оно под словом «дерево» известно нам давно.

И своё первое земное поселение титаны звали ласково «деревня». Деревня – первый в мире «чудный град». Деревню строил Бог. Его отряд, прошедший через войны, пытки, голод, через межзвёздный и пустынный холод, деревню строил, чтоб творить ДОБРО. Единогласно поддержали «про 6» титаны принцип общества – Устав. Включал в себя он десять пунктов, став главнейшим для титанов документом.

«ДОБРУ не навреди» - одним моментом вписали первый пункт они в скрижаль.

«Не укради», а если и не жаль – то сам последним с ближним поделись.

И - «не стяжательствуй», а лучше откажись от всех обременительных излишков. Но - «воздержись»: не увлекайся слишком, незнанье меры лишь приносит вред.

А главное – «правдивость с честью»: бред, который шепчет в ухо твоё ложь, заест тебя впоследствии, как вошь.

Ещё что важно – это «чистота Души и Тела»: только Красота (точнее, гармоничный диалог Души и Тела) – счастия залог!

А потому ещё – «не унывай!»: веселье Духа – хлеба каравай, в любой беде тебя не подведёт!

И - «дисциплина»: тем, кто Духом твёрд, упорен в достижении целей, и боль – не в счёт, и тяжкий труд – милей.

А чтобы над собой имел ты власть, под натиском страстей не мог упасть и совесть разодрать свою до дыр, «достоинство» - твой первый командир.

И, наконец, всему венец – «любовь»! «Любовь к ДОБРУ» – как жизнь; как хлеб; как кровь, заряженная чистым светлым Духом: чтобы владела сердцем, зраком, слухом, дыханьем, осязаньем и мечтою.

«И вот тогда с задачею святою, ради которой здесь мы оказались, мы справимся – врагам своим на зависть, а жизни безгреховной – во спасение!».

Устав был принят в полдень, в воскресение: скрепили клятвой факт его принятия. Входили в клятву только три понятия: Свобода, Братство, Равенство – СиБиРь! После чего пошла деревня вширь – «век золотой» вступил в свои права.

И делали титаны не дрова - они там сотворяли Красоту! А вечерами в шахматы, в лапту, в битки и игры прочие играли; причем «лапту» сначала «лептой 7» звали, но слово как-то изменил титан Парнас, и в этом виде добрело оно до нас!

Апофеозом созидательного быта была возделанная пашня. Сея жито, титаны часто говорили: «Пол-еды – вот что такое ПолЕ наше! Лишь труды в него ты вложь – и будет все: и хлеб, и пиво! Живи безгрешно, чисто, весело, красиво!».

И поле райское продолжило село: и колосилось, и кормило, и цвело!

ОриентИр 8- деревня на Востоке, ДОБРА и Справедливости истоки, остановила Хаос 9 мирозданья, создав фундамент нового сознанья. В ней стартовал процесс необратимый. Вначале он был еле ощутимый, но постепенно ширился и рос. А в чем его вершина? Вот вопрос!

А высший смысл Революции Творца был заключён в создании Венца Природы. Гармоничен и влекущ, он должен стать магнитом райских кущ; своей валентностью создать такую связь, чтоб Космос, чувствуя его земную власть, стремился в Рай сквозь все сопротивления! То есть таким он должен быть Венцом творения, какого не было ещё на небесах - вот что имел Байкал в своих мечтах!

 

Глава 3

 

Венец Природы - женщин красота - была Байкалова о дочери мечта. Так пусть она венчает Рай собою! И появилась яркою звездою, цветком в росе малышка Ангара. Ну вот, настала все-таки пора свои мне высказать крамольные суждения о Евином в Раю происхождении - чей башмачок, изыскано прекрасный, давно стал экспонатом «Книги Красной».

Представьте: ходят слухи между нами о Еве, о ребре и об Адаме. И даже больше: якобы господь ребро второго превращает в первой плоть! Всё это чушь и стопроцентный срам! Ребро причём здесь, мне скажите? И Адам, доставленный в травмпункт, но без ребра? Было б возможно сотворение ДОБРА прореживаньем клетки грудной мужа – мужи вообще жили б без ребер! И к тому же, если принять нам за сырье ребро Адама, Венцом могло быть что угодно - но не дама! Если признаться нам, душою не кривя, что можно сделать из подобного сырья? Ну, бусы; ну, какой-нибудь свисток; или, к примеру, для вязания крючок; или простую статуэтку-нецкэ; или предмет домашней утвари ненецкой. Но чтоб Венец Природы?! Извиняюсь, но в правоте Луки я сомневаюсь! Впрочем, не будем тратить время на неправого - и так понятно, что идет всё от лукавого! И я уверена, что дочь свою Байкал не из ребра - из сердца создавал!

Вам доказательств нужно? Бога ради! Возьмите чистый лист любой тетради и контуры Байкала нанесите. Потом листочек пополам согните - но так, чтобы Култук, Нижнеангарск легли по сгиба линии как раз. По контуру пройдитесь ножницами - и, развернув, вы убедитесь сами: зияет сердце в вырезе листа! Оно и правильно: из сердца - Красота!

Но, может, кто увидит очертания здесь органа другого? Все старания очень напрасны: чтобы убедиться, даже не стоит заставлять трудиться воображение своё - взгляни на абрис губернии Иркутской! Её адрес сейчас известен всем. А в прошлой сказке она тянулась дальше - по Аляске, была Якутией, Чукоткой и Камчаткой, а Калифорния являлась её пяткой - вот каковой тогда губерния была! Но это всё минувших дней дела.

А ныне, когда я ищу истоки, то в сердце своем чувствую я токи, когда читаю: «нуль, зеро, Байкал» - лишь тот найдет источник, кто взалкал! И представляю я предельно просто, почему Байкал такой полоской запечатлелся меж высоких скал: себе Байкал лишь это оставлял, а большая же сердца часть до дна была любимой дочке отдана! Так Данко вырвал сердце из груди, чтобы увидеть: что там, впереди?!

Её любили все! Её качали Култук и Баргузин; и заплетала ей косы няня - добрая Сарма; к Ольхону она на руки сама взбиралась, щекотала за усы. И в безмятежном счастье пролетали дни как минуты, годы как часы!

Глава 4

 

Этот счастливейший период райских буден достигнут был не сразу: очень трудный и продолжительный по времени этап был пройден. Титанический масштаб перекроил Вселенную на части прежде, чем Рай отведал Божьей власти.

И после неоднажды шар Земной описывал период свой родной вокруг оси центральной Председателя - до полной отработки знаменателя самой первичной формулы прогресса: от инфузорий-туфелек до беса. И лишь пройдя эти этапы сотворения,

богоподобное создал Рай поколение.

Первоначальный опыт созидания не оправдал большие ожидания в разрезе репродукции раян. Дерзнули первыми Байкал здесь и Саян, используя традиции и знания;

не зная, что получится, заранее. Одно лишь только знали они ясно - начало жизни быть должно прекрасно: наполнено волнением и трепетом, слезой восторга и счастливым лепетом! Для этого они и восставали; со всей титановой Вселенной воевали; несли потери среди тех, кто верил им и погибал, в боях сгорая в пепел, в дым!

Вы не поверите мне: «Что, мол, за дела? И для чего эта война нужна была? Можно подумать, что в бескрайних небесах где-то живут насилие и страх! Да в мифах наворочено такого! Прочтёшь - и «съедешь»… Как-то бестолково, несвязно, нелогично и невнятно в них всё изложено. Одно только понятно при первом с содержанием знакомстве: сам чёрт в том ногу сломит, что в потомстве его накручено за многие века

с момента наступленья ледника!».

Мифы твердят: хтоническая сила первичный Хаос в Космосе носила; а этот Хаос породил Урана–небо; а Уран-небо, озарённый светом Феба (скорее, просто истины лучом), рождает Гею. Не одну причём, а вместе с нею шестерых титанов; шесть титанид; киклопов-великанов (всего троих), а так же - трех «сторуких». Эти «сторукие» для Геи - уже внуки, а их родителей зовут Рея и Крон, точнее - Кронос. Также Зевс и Посейдон, Афина, Гестия, Деметра, Афродита и Гера - дети Реи-титаниды. А дальше - Зевс кого ни попадя гоняет и никого к Олимпу близко не пускает! Вот, вкратце, такова у мифов суть. Я попыталась разобраться как-нибудь.

Начну с начала я. Начну опять с «нуля». Ну, небо - это ясно. И Земля - точней, теогоническая Гея - тоже понятно, что такое. Но вот где я не знаю, как мне быть: весьма туманно в мифах описано явление титанов!

В общем, такое безусловное явление: как бы упали с неба на мгновение, вдохнули жизнь в Землю - и их нет! Куда исчез весь суперинтеллект? А главное – где он произошёл, чтобы кроить Вселенную, как шёлк? И возникает у меня предположение, что было в Хаосе его происхождение! Взбираюсь в небо, с неба - прямо в Хаос, и там ищу титановый «нах-хауз».

На мой взгляд, Хаос - это либо нарушение, либо создание готового к крушению

порядка роста и развития материи, который качества серьёзные потери этой материей не может исключить. Тогда такой порядок вынужден ловчить: во-первых, жаждет себя в степень возвести, а во-вторых - жизнеспособность соблюсти, не приходя к общей системе уравнения. В процессе поиска пути – пути спасения, Хаос идёт по траектории Бернулли; с силой удара бронебойной пули уничтожает всю попутную материю и, обескровленный нешуточной потерею, он уже крутится улиткою Паскаля, налево и направо зубы скаля. Даже за хвост кусает свою плоть. И так материю он всю подводит вплоть к её количественному уничтожению - как не способную к движенья продолжению в том качестве, в котором она есть. Если ещё потери качества учесть, допущенные в Хаосе движения, все деформации его и разрушения - то станет ясно, что и качество стремится

уже не к «плюс», а к «минус» единице.

Когда на фоне такой грустной эволюции не зарождается Идея Революции, способной качество улучшить многократно и, поменяв знак «минус» на обратный,

начать надёжный плавный путь прогресса без численного даже перевеса - само собою: Хаос обречен, в суперпространство даже если облачен! Отсюда вывод: Хаос неба чах, едва держась на каменных плечах Атланта Япетида. Вот откуда я начинаю поиск Абсолюта - первопотенцию рождения Земли. Здесь, прямо в Хаосе и от Земли вдали.

Здесь, на основе составных частей материи: на водороде, углероде и на гелии,

существовали гуманоиды-титаны. Я утверждать наверняка того не стану, но, если верить рунам «Калевала», Плазма крови титанов созревала (по земным меркам) целых семьсот лет!

Все «Девять Сроков 10» пролетели - и привет от «Дочери Воздушного Пространства», от «Матери-Воды» и постоянства «жара Огня невыносимой силы»! Потом субстанцию материи носило ещё довольно долго среди вод: формировался тридцать лет скелетный плод, потом одиннадцать лет - органы дыхания, пятнадцать лет шло кожей обрастание - и вот на суше «первый победитель, певцов удалых знаменитый предводитель»!

И «Калевала» я шепчу: «Салют! Выходит, был поэтом Абсолют, который первым выбрался на сушу? Имел он романтическую душу, был одарен могучим интеллектом - если рождён был Абсолют поэтом?!».

И сразу представляется мне вдруг (словно ушей моих коснулся легкий звук) в темном пространстве – Вещество: совсем живое! Оно растёт как тесто дрожжевое за счёт энергии, самим собою созданной, и излучает вкруг себя сиянье звёздное. И достигает Вещество массы критической, а в результате чего - взрыв катакликтический!

И Вещество сразу распалось на стихии: стихии Твердей, Газов, Вод и на лихие и феерические всполохи Огня.

Часть Вещества в составе прежнем (с того дня, когда оно произошло в Вселенских недрах) летает в газовых горящих кубометрах и, облучаясь, нагревает свою массу неравномерно по всему объему. Трассу её полета настигает дифферент: она вихляет и петляет; и в момент очередного произвольного скачка она ударилась о Воду, от толчка разбившись о поверхность вод бегучих.

Мой вариант, быть может, не из лучших, но выстроилась вот такая схема: после того, как вспыхнула система распавшейся на части Праматерии, в протуберанцах огненной мистерии нагрев свою поверхность до миазмов, её частицы породили Плазмы

в жидких волнах космической реки. Из этих Плазм стали, как мальки, расти и набирать свой вес титаны. С каждым титаном развивалась «Прана 11» - та часть энергии стихий, которой он был Веществом Вселенским наделён в момент его горячего распада.

Неравномерный уровень расклада энергии Огня в структурах Плазм, неоднородная наполненность их Газом, неодинаковая степень охлаждения для многих Плазм создали осложнения в процессе их развития. Но всё же схема развития у всех была похожа: когда в слоях текучего кристалла энергия распада угасала, в густеющей среде теряясь кратно, Плазмы вернули импульсы обратно! Субстанции сработали упруго - и весь процесс опять пошел по кругу. А далее - спиралью Архимеда, и завершился стадией инкрета: то есть такой малюсенькой частицей, в которую сумел импульс вместиться со всей своей энергией развития и схемой прохождения события.

А победил и первым был инкрет-нуклон, который был сильнее облучён в момент образованья его Плазмы. Поэтому, когда возникли спазмы деленья Протоплазмы на инкреты, этот инкрет закончился поэтом!

Он в жизнь явился массой небольшой, но с чистою и пламенной душой. На сушу вынес Эпопей 12 его – поток космической реки; и жизни ток зажёг в инкрете он, а после Плазму, которая дала начало разуму, баюкал Эпопей волной крутой и плод принес на брег необжитой. Вот так и был рожден поэт – родилось Слово, а вместе с ним материя явилась в жизнь новая!

Итак, на сушу вышел первый Абсолют - по крайней мере, руны так о нем поют:

они поют, что он «искал себе жену»! Искал он истину, искал её одну - вот почему весь остальной народ титановый считал, что был тот «Вяйнямейнен очень странный» средь населенья Похьёлы 13 - страны хтонической. Что же не так было в душе меланхолической

столь неказистого на вид певца Вселенной? Не так в структурах его: прановой и генной? Предполагаю я: избыточное пламя воспламенило его Прану - и, как знамя, она металась по субстанции горячей, структуру Плазмы сделав мыслящей и зрячей. Распад огня в Правеществе, в его дилемме, Прану два раза развернул на первой схеме титана Слова вкруг оси - и, в результате, петлеобразная волна легла на Страте (то есть на Сроке на Шестом, на Терпсихоре) совсем не так, как у других титанов «в хоре»: я отношу эти слова к малькам титановым, уже плывущим к берегам необитаемым. И Срок Шестой его имел объём не шара – волна-петля из-за немыслимого жара, которым пламя этот Срок разогревало, так и торчала из боков – что придавало Шестому Сроку очертания юлы: ею отличен был поэт от Похьелы.

Вот так на Сроке на Шестом огонь избыточный туда метался и сюда, и мукой пыточной поэта Прану комкал он; а после всполохом на Срок Седьмой прорвался он и жгучим молохом кружил в овале, как червяк сплетает кокон; и все никак не мог найти дверей и окон - покамест вдруг не зацепил путем верчения Сроком Седьмым за Пятый Срок. Пересечение этих двух Сроков для него было как вспышка! Из столкновения огней возникла шишка – так зародился Срок Восьмой. Избыток пламени промчался огненной тесьмой подобно знамени через Восьмой и лёг колечком на Девятом. Девятый Срок и стал поэта главным Стратом - который так же, как юла Срока Шестого, массой Метиды 14 отличал титана Слова от всех других рабочих схем, создавших племя. Молчал он, плакал или пел - а в это время мысль танцевала как юла, искала света: вот в чём и, собственно, была вся суть поэта, который вышел на брега - сын Мирозданья, первый в космических кругах моллюск сознанья.

 

Глава 5

 

Берег скалистый, неуютный берег, мрачный… Нельзя назвать поэта жизнь удачной

на диком и скалистом берегу. Не скажешь другу «да» и «нет» - врагу. Он рос средь первозданной тишины. Шум ветра, волн да грозы с вышины вторгались во Вселенское безмолвие, да тёмный мрак стрелой пронзала молния. Как их любил душою всей поэт!

Но он так жил совсем немного лет: всего шесть раз сковали реку льды. Поэт придумал имя для Воды, служившей колыбелью для инкрета. Стихию вод назвал он кратко «Лета 15».

Вот так назвал поэт-титан стихию Вод. Из её волн пришёл впоследствии народ, именовавший себя в будущем «титаны». Народ титанний родился из Вод спонтанно, стеченьем факторов, взорвавших всю стихию. Поэт был первым, и он звал себя «archius 16».

И вот, когда гулял он твердью вдоль прибоя, швыряя брызгами и пеной, грозно воя, издалека прихлынула волна. И выплеснула на берег она рукастый и ногастый живой ком. Приблизился поэт к нему тайком – и видит ламинарией сплетённых горластых титанят новорождённых, руками загребающих песок. Распутав ламинарий волосок, помог архипоэт им встать на ножки. Очухались титанчики немножко; стряхнули с себя пену, тину, слизь - и от реки подальше понеслись, осваивая берег Леты скудный. Архипоэт назвал народец чудный объединяющим всех словом «патриархи».

Все тридцать три в связке по три ревели в страхе: хлебнули в волнах Леты «горького» до слёз, покамест их Гоплей 17-поток на брег принес. Когда - ворчливый, а когда - очень степенный, Гоплей доставил эту связку вместе с пеной совсем-совсем не так, как Эпопей: швырнул на камни, как мешок костей, водорослями спутанный народ, кому заткнув песком и илом рот, а кому пеной залепив глаза. Отсюда страх титанов и слеза. Но слезы высохли, обиды все забыты. Гоплея дети назвались «гоплиты», для важности прибавив - «патриархи».

Потом приплыли к берегу «навархи». От патриархов были те особняком. Из бурных Вод они явились косяком вослед за пенною волной с волной второй; стихия Вод для них была всегда игрой - они поэтому на берег не спешили. Волны им нравились, а бури их смешили. Однажды встретил их гуляющий поэт и помахал рукой:

«Навархи! Всем привет!».

Титаны приняли душой такой расклад: архипоэт был для титанов просто клад -

он создавал им речевой словарный код. «Поэма Севера» об этом нам поёт. Нам повествует не спеша «карельский эпос», как появился в небесах титанний этнос.

Как за Гоплеем вслед река стала штормить - и засияла в пузырьках живая нить!

Это со дна реки вскипели два ключа. Была вода потока Терма 18 горяча, а Алоэй 19, ключ восходящий, был студён. И был субстанцией из них произведён косяк отчаянных навархов-титанят: по два из каждого потока. Говорят, что Терм помог родиться Форку и Нерею. Интерпретирую я мифы, как умею, но в мифах значатся Термидов имена - что значит: жизнь была их Термом создана!

Как с вязкой глиной плыл еще поток – Триоп 20. Вполне возможно, что изложен в мифах трёп, и мне сообщил о том совсем не «Калевала» (я информацию по зёрнышку клевала из многочисленных писательских трудов разных эпох, народов разных и годов), но вывод сделан: в мифах греков Канака 21 (дочь бога Ветра и жена Воды. Река, точней волна – чем не «жена», разве не ясно?) потоки эти родила. Но что ужасно – так это то, что был Триоп собою мутен. Мутант, короче. Оттого был очень труден инкретов рост в той застоявшейся воде возле излучины на глинистой гряде.

И там субстанция рождает троих братьев - уже из грязи, из прибрежной. И, утратив запас энергии стихий, пошла на убыль, не в состоянии зачать повторный дубль.

Братья вползли на бережок в вонючей тине и, пролежав какой-то срок в раскисшей глине, перебрались поближе к стану патриархов. Архипоэт их звал «триадой иерархов».

Первый поэт был Вяйнямейнен-Мнемосин - распада грозного стихий Вселенских сын; первый титан, рождённый Плазмой лучевой, внезапно давшей рост материи живой -

когда распалась она вдруг на сорок Плазм; на сорок Плазм и одну, рождая разум.

И вот однажды вся субстанция пропала! Исчезли атомы текучего кристалла! Вся животворная среда большого взрыва была растерзана волной реки игриво. Создав энергией титановую молодь, исчезла Плазма, завещав им жизни холод: дескать, дала я жизнь вам, но вам решать, как эту жизнь дальше продолжать - или стихию в руки вы возьмете, или стихия вас самих проглотит. Только стихию подчинить совсем не просто,

когда в количестве - и то нет даже роста, и больше нет таинственной среды, титанов породившей из Воды, со всей структурой её клетки и ядром. И встал вопрос развития ребром!

Вот здесь титанам бы мозгами шевельнуть и от ребра сразу восстать на верный путь, но где там! Это ж трудоёмко и рискованно, это в большую толщу знаний упаковано! Возможно, способы имеются попроще, чтоб возле каждого дубка кустились рощи?!

Глава 6

 

В ту пору юности вовсю цвела анархия! Цвела и пахла она так, что патриархия,

раскинув титаническим умом, прекрасный научилась строить дом, ордер в строительстве используя дорический. Ну, а навархия - крутой народ хтонический - такие создавала корабли, которые летали и гребли нажатием одной командной кнопки, винты и крылья, рычаги и топки к работе хитроумно приводящей. А иерархи - те горшки да чаши лепили для хранения плодов от скудных лоз хтонических садов, возделанных культурным Мнемосином.

Средь патриархов в их гнезде осином прожив уже довольно долгий срок, однажды вышел он на берег Леты. Форк навстречу шёл ему - потока Терма сын. Форк говорит: «Здорово, Мнемосин! Смотри, что я нашёл! В тени скалистой, где благодать от Терма струи чистой, представь себе - живёт один росток! Его обогревает Терм-поток,

смягчая паром жёсткость излучения Звезды зооморфической свечения. Росток столь нежен и упруг – просто «???? 22»! И я ему дал прозвище «лоза»! Необычайное, я слышал, ты всё любишь? Вот и займись лозою нежной. Не погубишь - я это чувствую нутром, - но возлелееешь ты столь чудесное явленье!».

«Не жалеешь доверить тайну эту мне? Сознайся честно!»

«Что ты, дружище Мнемосин! Наварху тесно на скудном Леты берегу! Эфир и Воды - без них и жить я не могу, из той породы! И я спокоен буду впредь: у Мнемосина растёт и украшает Твердь моя лозина!».

Они расстались, обменяв рукопожатье. И Мнемосин взрастил лозу. Да только братья - изготовители горшков - искали глину, и забрели они однажды к Мнемосину.

Он их плодами угостил - и очень щедро! Они наполнили горшки свои и вёдра, а уж когда сок забродил - вот и оно: хмельное и загульное вино! И все вкусили «яблока раздора»!

Понравилось вино. А вскоре вора в своем саду увидел Мнемосин. Сгибаясь от тяжелых двух корзин, по саду крался иерарх Япет 23.

«Эй, парень! Ты куда?» - да только след уже простыл: такого дал стречка хищник Япет, что зубы «ча-ча-ча» отстукивали где-то вдалеке!

Бежал ворюга рыжий налегке, трофеи побросав свои в саду! Представил Мнемосин потом суду Япетовы корзины - был скандал!

Япет орал: «Не я там был!».

Поддал за это Форк ему по первое число. Вот так вот племя первобытное росло.

Народ титанний рос, народ мужал: каждый носил на поясе кинжал, как носит его звёздный Орион, и каждый был силён. Да только он был в то же время жутко одинок.

Тревожный стал в умах звучать звонок: а дальше что? А в чём же жизни счастье? Где её радость? Разгорались страсти средь бородатых доблестных мужей: года идут, а жизнь только «хужей»; все мрак да мрак, а так хотелось света - созданья новой жизни! Но ответа никто не мог найти, пока… пока…

Беру ответ я этот «с потолка», прочтя вторую руну «Калевала»:

«Когда у дуба крона закрывала света лучи, явился медный мужичок и изрубил могучий дуб под корешок. Но щепки дуба выдали побеги, и вскоре роща выросла на бреге!».

Я, впрочем, думаю, что было все не так: дуб - это символ, это силы знак. Титаны сами были как дубы. Рождённые из огненной судьбы, они, взрослея, вдруг пришли в тупик: а что же дальше? Дальше - кризис, пик которого таит в себе угрозу

стихию жизни разменять на прозу стоячего болота. И вот здесь рождается одной из первых месть! А самым мстительным всегда бывает тот, чей Дух, увы, совсем не чистых Вод. А таковыми были иерархи! Они всегда испытывали страхи перед титанами другими, потому они не «шастали» нигде по одному - как это делали титаны остальные, на бицепсы надеясь на стальные.

Пословицы французские твердят о том, что «знаем наших трёх ягнят: их вместе выпусти - и серому «капут»! Не избежать ему овечьих пут!». Поверим же и мы потомкам Крия! Их праотец один из трёх впервые участвовал в титановой засаде: Кой - впереди, а Крий с Япетом – сзади напали как-то вечером на Форка. Немало повозилась вся четвёрка среди больших булыжников в грязи, поставив дело мести «на мази». Нешуточным был очень мордобой! И каждому подпортил внешность бой; и Форк уже одерживал победу,

но в суматохе на живот Япету ногою своей мощной наступил. Япет что было моченьки взвопил: «Ой, братцы, убивают!». Форк отпрянул, да так неловко, что, споткнувшись, грянул во весь свой рост на камни он затылком! А иерархи так уж били пылко втроем его бесчувственное тело, что это тело вдруг росой вспотело, а надо лбом свеченье воссияло. Свеченье это медленно и вяло стало вращаться вкруг титаньей туши, пыталось то проникнуть телу в уши, то трепетало около ноздрей. Япета осенило, и скорей схватив крестообразную дубину, вскочив на остывающую спину, он стал гонять свеченье по спирали. А Крий и Кой ногами попирали те части Праны, что застряли меж камней. Они сияли вспышками огней, поэтому видны были во мраке.

А затоптав всю Прану, как собаки (едва лишь завершился «форс-мажор», напал на иерархов страшный жор), они втроём изгрызли тушу Форка. И вдруг случилось чудо: мяса корка (которую, чтоб легче было несть, братья воздели на рогульку-крест и потащили свой трофей домой) соприкоснулась с Прановой струной, застрявшей на шесте крестообразном, упруго содрогнулась вся и разом была покрыта радужным свечением!

И долго так дрожала, и с течением космогонического времени росла - как будто Лета в струях принесла, в конце-концов, подобие титана: титана Форка. Только то ли Прана

была бедна живительным огнем, то ли был скуден кровью клон мясной, но в нём от Форка прежнего совсем немного было - не возродилась вся былая сила. Была от прежней силы только тень, которая угасла в один день всего-то от рождения двух лет - бесследно растворилась. А Япет - он жалкий Форков слепок звал Япошкой - погоревал над трупиком немножко и (чтобы не пропал продукт съедобный) сожрал всю плоть под громкий рык утробный.

Но я вернусь назад: лишь плоть титанья дала свой плод – клон возродился - воспитанья, вопрос питания явился в тот же миг! Плод стал орать, а сам «создатель» сник. И, озлобляясь, «На, попробуй!» - сунул в рыльце плоду орущему свой член, «отца-кормильца». Должна признаться: мне самой ужасно гадка эта мелькнувшая в сознании догадка, но не отсюда ли пошло «голод – не тётка»? Мудрость веков здесь сформулирована четко! Зачмокал плод, «елеем» голод утоляя. С того момента, все пороки восхваляя, стал почитаться фаллос – символ тех племен, какие вышли из хтонических времен.

Так прецедент «творению» был найден! И иерархи превратились за день в вершителей титановой судьбы. И полетели щепками дубы! Те «щепки» стали выдавать побеги - и вскоре «роща выросла на бреге».

Зато анархия хирела на корню: мясное возлюбили все меню, возникла истребления угроза, и стала назревать метаморфоза. Тогда сошлись титаны на полянке и, после титанической гулянки с названьем «вече», выбрали парламент. Парламент сочинил «Завет» - регламент порядка роста и развития материи посредством прановой и клонной бухгалтерии. Этот парламент получил названье «Клика». Хотя был выбран без скандала и без крика – титаны бросили в горшок свои таблички, вписав в таблички марки кровные и клички того, кого хотели б видеть в Клике этой из тех титанов, кто поддерживал Япета. А все другие – те покинули собрание, себя поставив в оппозицию заранее. Существовал «Завет» эпох много и лет. Он и сейчас ещё известен – тот «Завет». Только зовут его уже печально: «Ветхий». Давно раСтратив свои жизненные вехи, взирает молча он с икон, как из глазниц, на тех, кто падает пред ним истово ниц.

«Завет» был принят от простого большинства. Была сама идея выбора проста:

тот, кто не «контра» размножения - тот «за»! И голосов хватило Клике за глаза: двадцать четыре голоса за клон! Был принят в Космогонии закон, который обусловливал порядок роста живой материи. Был гадок этот порядок, был жесток и страшен, был чёрным цветом ужаса окрашен - но, хотя каждому хотелось очень жить, никто не смог другого предложить. И предусматривал закон не сотворение новой потенции, а только повторение с использованьем прежнего ресурса и с сохраненьем избранного курса.

Возглавил Клику «медный лоб» - Япет. Его идея и легла в «Завет»: идея вегетации титановой клонированием кожи с частью прановой. «Завет» развил идею до порядка и, изложив порядок этот кратко в «Законе основном» овеществления, не медля приступил к осуществлению: начал клепать количество без пауз. А назывался тот порядок «Хаос».

Ну, если честно, как там было - я не знаю; как дилетант, я только лишь предполагаю и если лишку где-то прихвачу - господь простит мне это! (Я шучу).

 

Глава 7

 

Предположить я попытаюсь, как вначале титаны в Космосе потомство получали -

на эту мысль натолкнул меня Вергилий. Титаны группой одного кого-то били. Но били так, чтоб шкура жертвы уцелела, и кровь нигде росой не заалела. Для этого отверстия телесные заклеивали изверги небесные жертве смолою. Все по лепте приносили и в отведенном месте жертву били. Старались бить под пах или под мышки - чтоб Прана не подмачивалась слишком. А лучше уж по пяткам - тогда точно Дух вылетал из тела неподмоченным! А после проведённой сублимации 24 ловили Прану, чтоб реинкарнацией 25

вживить её частями в свои клоны. Вот так вот размножались космогоны, одушевляли таким образом сынов - без мук душевных и кошмарных снов.

Но не всегда все гладко получалось: порою Прана быстро в небо мчалась и исчезала в тайной вышине. И демон клана плакал в тишине, поскольку Прану изловить обязан был. Каждый титан его потом за это бил! Бывало даже, разъярённые титаны снимали с демона служебные сутаны и сообща его трясли до той поры, покамест он совсем не выпустит пары. Порою Дух так застревал в его скелете, что девять, даже сорок дней в том свете титаны, вожделением горя, держали жертву на ступенях алтаря 26 - всё поджидали, когда выйдет Дух. А Дух, сгорая в теле жертвы, тух. Когда ж случалось Духа исторжение, он, в результате полного сжижения, сопливой слизью прилипал к кресту, и от него разило за версту. А клоны, попадая в его брызги,

немедленно расквашивались в дрызги и, разлагаясь, источали смрад. Каждый титан бывал потом не рад алтарному зачатию такому: и тушу жрать нельзя, и гибель клону!

Случались неудачи повсеместно. Титаны часто истреблялись, и не тесно им было на просторах Космогонии в своей извечной духовой погоне.

Когда же Дух под действием пинков выскакивал из мышечных оков и был изловлен, то его вращали и, поделив на Сроки, приращали на сгустки крови по кусочкам кожи. И как две капли сыновья были похожи на совершивших сублимацию отцов - лишь отличаясь Духом от «творцов».

Такой путь страшного Вселенского развития от клонных реставраций до забития,

дающий рост материи живой, титаны звали меж собой «судьбой». «Судьбу» символизировал титан, изображённый на щите. Двуликий Ян 27 (от слова «Янь» - «небесное начало») был именован с самого начала средь космогонов всех сословий символ этот. Над входом в канцелярию Япета - правительственный космогонный дом, являющийся Хаоса ядром - был символ судьбоносный водружён, а дом был частоколом окружён.

Изображение двуликого титана так же являлось символом и клана, достигшего верхушки - иерархии. За исключеньем кланов из навархии: эти титаны, чтоб противоречить тому, что узаконило им вече, имели на фамильных, на щитах кости скрещенные скелетов - дабы страх внушать титанам-демонам, жиреющим закланьем жертв: титанов слабых и стареющих.

Они и были главною добычей Судьбы-Ананки. Жертвенный обычай скреплялся так же оттиском печати: Двуликий Янус – на передней части, на аверсе; а реверс был «тавро»:

клеймил он жертвенный продукт «??? 28». «Мю тау ро» - продукт обрядовой мистерии шёл как товар, как «??», как часть материи Живого Духа, то есть Праны; шёл он «в дело»: чтобы создать из клочьев шкур живое тело. Он шёл туда, куда направил его «мытарь», иначе – «демон», а ещё позднее - «мистер». Продукт-товар, крестом разложенный на Страты - то есть прошедший через злые аппараты - клеймили мытари печатью «Стратус Модус 29». А так же был Двуликий Янус введен в моду на лезвиях алтарных топоров и лопостях крестов-пропеллеров 30, при помощи которых в одночасье и души, и тела рвали на части апологеты Хаоса Вселенной. Изображался символ неизменный с конечностями всеми во весь рост. И он имел не крылья и не хвост. Судьба-Ананка 31 (или Ян Двуликий) имела оба возраста на лике: лик, старший возрастом - отец, а младший - сын, а между ними Духов Страт один, изображённый символом-крестом. Концы креста, загнутые хвостом, гоняли сепараторную Прану на алтаре до той поры, покамест клану не удавалось расчленить ее по Срокам и приживить техническим пороком на плоти каждого охотника отдельно. Вот так Япетова крутилась «богадельня»!

«Между колен» Янус держал «веретено». Да только называть даже смешно «веретеном» «отецкий причиндал», который Ян-Анан рукой держал в своем космогоническом экстазе. Это титаны, порождённые из грязи - медный Япет, «голубой» Крий, белесый Кой - сюжет для символа придумали такой, чтоб воплотить суть «демон-архии» Япета. Вот почему на гербе того света и был изображён титан-Анан: Двуликий и насквозь порочный Ян - произведенье Криевых кистей.

Из жертвенных волос и из костей готовил иерарх сии предметы. Писал для космогонов он портреты. А Кой, рождённый, как и Крий, из той же лужи - тот рисовал гораздо Крия хуже, но, тем не менее, мазюкал на щитах. Хотя художества его вселяли страх: то ли титаны, то ли птицы, то ли звери - короче, оборотни. Все щиты и двери

он исписал своей нетвердою рукой, так как заказы шли к нему рекой. Эти титаны за работу свою прямо у всех клиентов требовали Прану, хотя и не гнушались сладострастием. Если случалось под руку попасть к ним довольно симпатичному титану,

то они сами предлагали Прану - лишь бы взаимно тот ответил на «любовь». По жилам их текла испорченная кровь!

Изображения (по-гречески «иконы») заказывали чаще космогоны, которые вершили всюду власть. И, прежде чем мазок на образ класть, Кой, например, показывал всем пятку - и получал в оплату Духа взятку. Да только был весь род его плохой: лишенный юмора, завистливый. И Кой, позируя для образа у Крия, все линии души своей кривые

невольно в этот образ передал – как и сакральный орган-причиндал, понесший в будущем значительный ущерб. Но в тот момент портрет назвали «герб». И вот такой вот гаденький портрет украсил мир собой на много лет.

Двуликий Янус в Космогонии царил. И с ее душами он что хотел творил -

дабы размножить космогонов поголовье, своим трудом создавшее условия недурственного Янова житьишка. Любой космогонический мальчишка выращивался лет до тридцати - и можно было начинать его трясти. Тем паче, если парень в преступлении замешан космогонном – распыление было проскрипцией 32 ему предрешено! Кто в таких списках числился давно - шёл на заклание с тюремного загона по квоте, выданной начальством космогонам. Удобно, кстати: неугодные - в расход, а казначейству - очень выгодный доход, ведь Прана - сверхрентабельный товар! Двуликий Ян-Анан имел навар, используя закланья ремесло. И поголовье космогонное росло!

Количество закланьем нарождалось, но качеством не очень удавалось. Везло в том случае, когда был Дух силен. Когда бывал такой Дух расслоён - он улучшал детей непроизвольно! Но умирал мучительно и больно: вначале выгоняемый из тела, а после - когда братия вертела его на ускорителе-кресте до полного распада. Части те, по острым зубьям свастики промчась, осаживались в клонах. Только часть, одна лишь часть кресту не поддавалась. Была сверхсовершенной эта малость, и она свастике была не по зубам. Титаны эту малость «аз воздам» предназначали на расплод верховной знати, чтоб самой знати «горя не познати» - то есть тяжёлого алтарного труда, уничтожавшего титана навсегда.

Судьба-Ананке - плод ума апологетов - даже костяк титановых скелетов

употребляла в качестве сырья для украшенья платья и жилья. А волосы и кожа с убиенного предназначались, по закону, демону, исполнившему туши расчленение, а Праны - демонтаж и расслоение.

Прану, добытую из жертвы, звали Дух или, цинично, «пыль лептонная и пух». Как только «пух-лептон» в крови чужой намок – он попадал как узник под замок и, словно раб, работал наизнос: программу жизни в клетки клона нес, чтобы клон рос без инкубаторов и мамок. Одушевлённый клон титаны звали «замок». Шёл в этом «замке» удивительный процесс: клон под воздействием «лептонной пыли» вес, объем и форму заготовки обретал. Из «замка» очень хилой плотью вырастал и конвульсировал мерцаньем слабым крест, после чего с креста конечных мест формировалась копия титана – шла реставрация. Потом рождалась Прана (верней, рождался Первый Духа Срок) из тех остатков Прановых, что мог закланья Страт, растратясь в реставрации, дать зарожденью Духовой формации. Закланья Дух, осев на клоны «живой пылью» и намочив в чужой крови фантомы-крылья, своей энергией выращивал из клонов плотей титановых потомков-эпигонов. Тех эпигонов, что росли из плотей демонов, все называли просто: «эпидемии». Процесс ращения от клонной ампутации до завершенья полной реставрации шёл ровно десять месяцев земных - о чем гласит Вергилиевый стих.

Материю для клонов, без фантазии, титаны брали с пяток - как оказию: ведь это так удобно! Не спеша присел на камень, сковырнул - гуляй Душа насмерть забитой жертвы-одиночки на девять срезов с пяток, чтоб сыночки произошли для «Ветхого Завета». Из праха – в прах, и далее. И Лета была свидетелем того, как шла охота – охота шла на Дух титановый по квотам.

Участок кожи, предназначенный для клона, тоже был назван в честь носителя закона, Яна Двуликого, бесхитростно: «портЯнка». На ней писала свою летопись Ананка

(или Ананке – так судьба звучала на языке «небесного начала»). В «честь» Триопидов, авторов порядка - Япета с Коем, очень часто «тряпкой» «портЯнку» злые называли языки. Крий как художник опытной руки изобразил на «тряпке» клана триколор – что стало модным у титанов: каждый двор «портЯнку» вывесил над крышею своей, а Ян Двуликий стал хозяином дверей. Там, где часть «тряпки» отрезалась (то есть шрам), нога титана защищалась медью – «храм»: «храмом» назвали космогоны свои латы. И если много практикуешь в жизни ЗЛО ты - шрам на «портЯнке» становился толст и груб. И лишь один удар по шраму - и ты труп! Вот почему, чтоб защитить надрез ноги, титан семейный обувался в сапоги.

 

Глава 8

 

Байкал восстал против губительного строя и Революцию небесную устроил.

Когда с друзьями они вырвались из плена, был в их рядах только один «сапожник» - Лена!

Он с сыновьями потому примкнул к Богголу, что испытал на своей шкуре злую школу: если желаешь род продолжить свой - плати чужой за это головой! Устраивай засаду, нападай и часть Души забитого отдай, чтоб кое-кто, ручошек не марая,

плодился и плодился бы без края. Такой порядок вложен был в закон, которым размножался космогон. Первый закон развития – предтеча. И «вето» первому тому закону вече сразу не вынесло, к большому сожалению, за что потом подверглось вече распылению.

«Ветхим Заветом» был назначен вечный срок, после которого, едва лишь срок истёк, являлся в дом к титану в аккурат какой-нибудь Япетов прокурат и оглашал вердикт Триумвирата: «Титан такой-то, заклан будь тогда-то!». И дверь его клеймил «Двуликим Яном». Это был знак всем остальным титанам, что уже можно оглашённого в гужи - и на алтарь! Почтенные мужи, считавшие, что участь их сия вряд ли коснется, удивлялись:

«Я?! Но я – член Клики первого созыва!»

«Закон един для всех!» - смеялся криво и прятал в сторону глаза свои легат.

Плакал титан тогда навзрыд и жил как гад: боялся тени своей, шороха и стука!

Вся жизнь дальнейшая была не жизнь, а мука. Но ещё более печальным был финал - когда титана что есть сил пинал, основываясь буквою закона, титанний клан для жизни демоклона.

Этот процесс титаны звали «cercueil 33»; позднее слово зазвучало «церковь» - когда закон набрался нужных сил и всех титанов как косой косил.

«Закон лишения основы» - то есть ЗЛО! И так же называлось ремесло специалистов по добыче Праны. Путы (то есть гужи), топор и крест – вот атрибуты древнейшего и злого ремесла. Вся цеховая братия несла с собой по жизни погоняло-кличку «демоны». Вне мировых границ, пространств и времени она всегда доносится до слуха. Так специальность «Демонтаж Живого Духа» дала навеки кличку тем «спецам» – ветхозаветным демонам-отцам.

Свод правил жизни также звался «Демострой». И он уклад регламентировал простой в порядке продолженья права жизни: основой в тривиальном механизме рожденья сына от отца был Дух-посредник. Если есть средства у отца - будет «надследник».

Правопреемственность на жизнь подтверждалась лишь в тех пределах, в каковых сама нуждалась космогоническая правящая Клика для поддержанья процветающего лика.

По «Демострою» процветания залог - это на Духов добываемых налог. Группа титанов, наняв демона-жреца, который Страты к клонам до конца политикой 34 теизма приращает, лицензию на жертву покупает - чтоб узаконить новоявленных потомков.

А демон-жрец, остаток Духа скомкав, приносит подать эту власти на «правёж».

И, довершая окончательный делёж, структуры власти оформляют всем причастие, кто принимал в забитии участие.

По «Демострою» смысл лицензии таков: ловить только бродячих стариков, глашённых и отмеченных «Двуликим». Но были льготы тем адептам Клики, кто максимально податей доставил жрецам верховных демостройных правил, возможность дав размножиться их роду. И если кто хотел свою породу улучшить - без вердикта ловил Дух. Налог плати, не забывай - и дело с рук!

Другое дело, кто родил сынов в обход закона Космогонии – суров был «Демострой» к такому поведению. Карал он за его несоблюдение! Карал - но тех, кто не был виноват: новорождённых без лицензий титанят! Отцы охотились на жертву без лицензии? Или без подати? Ну, значит, без рецензии, автоматически лишается подросток

прав на имущество и статусного роста! По достиженьи совершенных лет (так «демостроевский» предписывал «Завет») всем, чьи отцы от жертвы утаили, начать с «зеро» и жить по своей силе! Правда, была и в «Демострое» оговорка: если отец следит за сыном зорко, а сын растет титаном умным и достойным - он легитим получит демостройный! Но так лишь уложение гласило, на самом деле все решала сила.

Сила была заключена не в призме 35 взятки, до обладания которой были падки

практически все демоиерархи. Силу имели в Космогонии навархи, рождённые гудением волны, поднявшейся из самой глубины клокочущих ключами чистых Вод. Среди них были Эфиальт-титан и От: сыны потока Алоэя - Алоады 36. В крови у них кипело чувство правды

и справедливости, и сила, и напор. Каждый из них был на расправу скор - и это к ним других титанов привлекало. Ни дня не жили Алоады в полнакала! Они везде искали только приключения! Могли скалу свернуть с горы для развлечения, не говоря уж о каких-то алтарях и до крови разбитых демоновых рях.

Как и другие первородные, навархи имели именные свои марки - харизматический Вселенский кровный код. «Эпсилон», «фи», «альфа» и «тау»; а вот От – все та же «тау», но вначале «омикрон». Сыну-герою даст он позже имя Крон. По коду От - а меж друзей своих – Саян. Был очень мужествен, хорош собой титан, и Крий в пивнушке приглашал к себе титана, чтоб тот натурщиком позировал «для Яна».

Едва наварх в ответ кулак свой мощный стиснул - Крий испарился! Эфиальт, смеясь, присвистнул и, заливая в рот вино, сказал:

«Ха, Ян!».

И все титаны стали Ота звать Саян, а чаще – просто Хан. Да только От (был терпеливо-благодушен тот среди братвы своей космогонической) смеялся сам над шуткою хтонической. И так он откликался на неё:

«Вот если бы «Двуликому» моё - а то «ХУзяйство» у Янашки скудновато!».

Всех веселила эта шутка Алоада, не уважавших демонстроевскую суть.

Но, попадая на порочный «ветхий» путь, они рождали сыновей в свой рост и в масть, не утруждая иерарховую власть просьбой о выдаче лицензий и причастий. Ну, а на демонов вообще ложили части - те, что пониже мускулистых животов. Титану вздумалось - и сын уже готов!

Вот и случалось, что титан какой-нибудь, который мог у дуба ствол рукой согнуть, плюя на подать, размножался как хотел, всю демосвору оставляя не у дел.

Все это длилось до тех пор, пока титана в жертву однажды на алтарь демоны клана не принесут, акциз имея с размножения. Тогда рожденый с нарушеньем уложения,

лишась защиты, оставался не при чём. По Космогонии скитался он «бичом»; бывал, как правило, в конце-концов забит; а Дух его в реинкарнацию добыт.

В перипетию 37, впрочем, каждый мог попасть - душою на распыл, а телом в пасть - кто потеряет бдительность и силу. И не одним титаном церковь закусила, с теченьем Леты унося титаньи кванты туда, где демоны послойно их, как фанты, распределяли: восемь Стратов - кесарям, а Страт Девятый, систолический - царям.

Впрочем, Четвертый Срок цари любили тоже использовать для царственных поножий:

Четвертым Сроком клоны так разогревались, что «зело борзо» эпигоны удавались!

А завершая «непорочное зачатие», телом забитого закусывала братия - как поощрением за выполненный план. Все закусившие роднились либо в клан свой кровный, либо были кумовьями – что так же признаком родства было при «Яне».

На тризне пара окровавленных яиц (теперь их заменили яйца птиц, как кровь - вино, а хлеб - Христово тело) была особо лакомой. Хотела вся братия вкусить на злобной тризне яйца от жертвы, уж лишенной жизни: считалось, что вкушённое яйцо

способно омолаживать лицо и добавлять энергию во члены, изношенные жизнью постепенно. От «яблок молодильных» Гесперид – то есть сын Запада – хотел свой внешний вид подправить, подновить и освежить, чтобы среди себе подобных жить -

что поощрялось кодексом злодейским.

Сейчас этим обычаем халдейским лишь только извращенец промышляет, а церковь - та хитрее: причащает людскую совесть подленьким обманом. Давно «запудрив мозги» прихожанам, считает (и на полном основании), что пусть не знают сути прихожане - но от ответственности это не спасет! И в массы ЗЛО обрядами несет.

А в бытие печальной той эпохи, сожрав титана труп до каждой крохи, жрецы впадали в транс. И каждый сам или друг с другом «забавлял свой срам» - вульгарным низким сексом занимались, мочились друг на друга, оправлялись. Возможно, этот жуткий праздник Вакха и есть обрядовый прообраз действа «Пасха». Действа католиков и действа иудеев – как продолженье действия халдеев. А православие - всегда не как у всех, но это тоже первородный грех. Грех алчности, убийства и измены. И мы еще коснемся этой темы.

Ну, а сейчас отправлюсь я за Лету и вновь пройдусь по «Ветхому Завету». Итак, титаны, кровушкой опившись и мясом обожравшись, помочившись «водой» своей «святою» друг на друга и клоны свои вытащив из круга, в центре которого ужасный крест-пропеллер над Праной поработал, словно киллер, у алтаря вставали и совместно обряд свой завершали «Черной Мессой» - звучал космогонический псалом. Демон, встряхнув сутаны подолом, давал им знак - и пенье прерывалось. И крестным ходом братия являлась под грохот меди таза во дворец.

Таз медный имитировал ларец, в котором, недоступный для креста, нетерпящий оков Девятый Страт, оглушенный и смятый, содержался. Тогда лишь демон им распоряжался - иначе было с ним не совладать. А так как верхней власти обладать очень хотелось все-таки Девятым, то приходилось демонам-легатам все ухищренья злые выполнять, чтоб, изловив Девятый Страт, унять его стремленье к пламенной свободе.

Так уж случилось с Праной: в ее коде Девятый Срок всегда горел огнем! Избыточный запас стихий на нем осел однажды и необратимо, и Прану увлекал неукротимо Девятый Срок, а с нею всё вокруг, куда-то вверх - на новый жизни круг. Но если этой жизни цепь живая насильно разрывалась, не желая того сама - тогда Девятый Срок, покинув обитаемый порог, со страшной силой к воле устремлялся. Он под крестом алтарным гнулся, мялся; бывал распластан, скручен и изранен; но ни одной своей волшебной грани на крест судьбы двуликой не давал! А если удавалось - стартовал, сквозь тернии прорвавшись, ко звездам! И оставалась знать без «аз воздам». И демон льгот своих лишался сразу. И он стучал по медному, по тазу лишь потому, что чистой меди звук описывал волною звучной круг, который частотой своей гасил энергию и мощь упругих сил, Страту доставшихся деленьем Протоплазм.

Прихлопнув Страт Девятый медным тазом и подвергая главный Страт страданью,

титаны приходили с этой данью в Япетов демонический дворец. Демон вручал девятистратовый ларец какому-нибудь «ясному вельможе» - Япетову легату - и поножий одушевленные кровавые куски. Вельможа, облизав плоды тоски (не пропадать же отработанной сукровице: она ж вкусна, как спелый плод смоковницы! «Вот это pizza!» - говорил он, чмокнув сладко) и улыбаясь приторно и гадко, записывал причастных в формуляр. От «пиццы» рос рожденный ЗЛОм школяр!

Я смею думать, что и Лена с Океаном были когда-то рождены таким вот кланом.

1«А камень (истина) лежит»… Однажды автору Легенды удалось выяснить, что «истина» в понимании древних греков ни что иное, как «камень, со всех сторон омываемый течением реки». Эта информация натолкнула автора на мысль поработать с символами древнегреческого алфавита. То, что получилось из предпринятого расследования, автор и представляет на суд читателю, если таковой когда-нибудь появится.

2Музы – мусы (мыслящие), девять сестер, рождённых в Пиэрии. Происхождение Муз мифы относят к хтоническим временам. В мифах Музы всегда связаны с приношением жертв, причем существуют две версии жертвоприношения: по одной из них (по сообщению Павсания) первыми, кто почтил Муз (т.е. отнесся к ним с должным уважением – прим. автора), были «страшные великаны Алоады – От и Эфиальт». На Геликоне они ввели культ Муз и дали им имена: Милета – «опытность», Аойда – «песня», Мнема – «память». По другой версии некто Пиэр (или Пиар – это предположение автора) установил окончательное число Муз: девять. Музам ведомо прошлое, настоящее и будущее – поэтому автор рискнул предположить, что Музами с древних времен называют некую бессмертную субстанцию, содержащую в себе полную информацию о происходившем когда-либо; эдакий Дух или Душа – «вечный двигатель» мирового прогресса. Символические образы Муз: Эрато – Муза лирической поэзии с лирой в руках, ее ещё называют любовной Музой, Музой наслаждения; Эвтерпа – сопровождает лирическую песнь двойной флейтой; Каллиопа – Муза эпической поэзии и знания, «выдаётся меж всеми другими», изображалась с вощёной дощечкой и грифельной (волшебной – прим. автора) палочкой в руках; Терпсихора – Муза танца с лирой и плектром; Талия – комедия с комической маской (по предположению автора, на голове этой Музы должен быть колпак конической формы – «шапка-невидимка», не случайно ведь говорят, что в каждой шутке скрыта доля правды: ее не видно, но она есть!); Урания – «небесная», Муза астрономии с небесным сводом и циркулем (автор считает, что основным символом этой Музы должно быть кольцо); Полигимния – Муза серьёзной гимнической поэзии, помогала «запомнить схваченное», изображалась со свитком в руке (автор считает, что в руке она держит куб или кубик, детский кубик с буковкой); Мельпомена – Муза трагедии, изображалась украшенной виноградными листьями, в венке из плюща, с трагической палицей в руке («Корявый мужичонков гнев… В руках он нес великую дубину, без которой не обходится никакое начинание на Руси.» М.Булгаков); Клио – Муза, «дарующая славу», позднее стала Музой истории, изображалась с цилиндрическим свитком в руке.

 

3«Демиург» - божество как творец мира или созидательная сила, творец.

4«Горнее место» - место обитания божественных сил, отсюда русское слово «горница».

5

« De revocatio » «Де ревокация» - (лат) отмена возвращения: «то, что содеяно – назад уж не отнять!», необратимость.

 

6«Про» - «про и контра» (лат): за и против.

 

7«Лепта» - общепринятое: посильный вклад в общее дело; в мифах упоминается, как

«кусочек смолы, зажатый пальцами»; возможно, что отсюда произошло слово «лепка».

8 

ОриентИр – (лат.: ориентис) – восток.

9Хаос – одна из пяти первопотенций: Хаос, Уран-небо, Гея, Тартар, Эрос. Согласно мифам, Гея (то есть Земля), взяв себе в супруги Урана-небо, родила Рею и Кроноса – родителей Зевса.

 

10 «Девять сроков» - смотри «девять Муз»

11 

«Прана» - энергия Духа; внутренняя энергия. Автор считает, что «Прана» - это и есть животворная энергия индивидума, субъективная реальность, обладающая определенной конструкцией и мощностью – «вечный двигатель», подчиняющийся какому-то универсальному закону организации Вселенной, который пока что ещё не открыт человечеством.

 

12Эпопей – в греческой мифологии один из пяти сыновей дочери бога ветров Эола, вышедшей замуж за бога воды Посейдона. Автор предполагает, что речь здесь идёт о водных течениях: Эпопей, Гоплей, Алоэй, Терм (он же Нерей) и Триоп – это всё названия течений хтонической реки; в мифах она упоминается, как «мировая река Океан».

 

13Похьёла, в финско-карельском эпосе «Калевала» - это таинственная страна, «вечно мрачная», «тёмная», «туманная», жители её обладают колдовской силой: «Спас нерукотворный».

 

14Метида, Метис – «мысль», отличается от Менады «безумствующей» тем, что она «мудрая». Метида и Менада, по мнению автора, два состояния энергии мысли (или Музы). Метида – это метод, методика, поиск; напряжённая работа мысли исследователя и созидателя. Менада – это мена, обмен товаром или слухами; работа мысли торгашей и болтунов, не требующая значительных усилий ума, отсюда «безумствующая».

15 

Лета – в греческой мифологии так названа река в царстве мёртвых, испив воду которой, души умерших забывают свою былую земную жизнь. Автор считает, что Лета и «мировая река Океан» - это одно и то же.

16« archius »; «архиус» - (лат): первый, старший.

17 

Гоплей – см. Эпопей.

18Терм – см. Эпопей

19Алоэй – то же.

 

20Триоп – то же.

21Канака – в греческой мифологии так звали мать пятерых потоков. Согласно мифу,

один из её потомков стал первой жертвой преступления. В мифе это преступление называется «преступной связью», от которой был рождён ребёнок. Ребёнка убил разгневанный бог ветров Эол. Автор предполагает, что жертвой был Форк, а ребёнком – его клон.

22 

« ???? » ; «Ламбдзда» - автор считает, что в состав этой транскрипции входят буквы-символы древнегреческого алфавита: ламбда, дзета, дельта и альфа. Слово, образованное этими буквами, выражало высшую степень восхищения: отсюда «лобзание» - то есть поцелуй, и отсюда слово «лоза». «Ива (т.е. лоза – прим. автора) старше всех деревьев…» «Калевала».

23Япет – Япет, Крий и Кой: сыновья потока Триопа. Вергилий так их описывает: «…нечестивцев Крея, Япета, Тифея и оных для сокрушенья Олимпа вступивших в заговор братьев. Трижды на Пелион водрузить они Оссу пытались, трижды на Оссу взвалить Олимп многолиственный. Так-то!». Тифей – чудовище, рождённое Землей и Тартаром. Автор считает, что здесь речь идет о Лазаре-чёрте, руководителе Тартара. Япет, он же Джепето, создавший Пиннокио, проще сказать «клон». В имени Пиннокио просматриваются такие слова, как «пинок», «пинать», «пенаты», «пентхауз».

 

24Сублимация – (лат) «возносить»; возгонка – непосредственный переход при нагревании твёрдого вещества в газообразное, минуя стадию жидкости.

 

25Реинкарнация – повторное воплощение Духа.

26Алтарь – «альтауро»; автор считает, что это слово состоит из двух понятий: « A??? » ;

«альфдзда» - то есть «алчьба», «взалкать»; и « ?? », «тауро» - то есть «товар»; «взалкать товара». Алтарь – это место жертвоприношения; в католических храмах – престол, в православных – восточная часть помещения, отгороженная алтарной перегородкой или иконостасом (жертвы православия находятся на Востоке).

27 

Двуликий Ян или Янус – древний италийский бог. Он изображался с двумя лицами, старым и молодым, обращёнными в разные стороны. Янус считался богом всех начал, а так же вершителем войны и мира. Автор полагает, что древние италийцы просто являются продолжателями хтонических традиций и символов. Так же Двуликого Яна называют «богом дверей, дверным богом»: «и дверь его клеймил Двуликим Яном – это был знак всем остальным титанам, что уже можно оглашённого в гужи – и на алтарь…».

28 

« ??? », «Мю тау ро» - «материя»; «мю» - основополагающий символ в слове «мюдзда» - то есть «мзда» или «Муза»: Страт заклания , а «тауро» - это товар, продукт труда, изготовленный для продажи, обмена и т.д., иначе говоря «товарная животворная энергия, готовая к употреблению».

29 

«Стратус Модус» - (лат) модус – разновидность, проявление, норма. Отсюда французское слово «модель».

30 

Крест-пропеллер – (лат) «пропеллер» - гнать, толкать вперёд.

 

31Ананка, Ананке – в греческой мифологии божество необходимости, неизбежности.

32 

«Проскрипция» - (лат) в Древнем Риме список лиц, публично объявленных вне закона.

 

33« С ercueil»; «церкюэ» - (фр) «гроб».

 

34Политика – образ действий, направленный на достижение чего-либо; политеизм – образ действий, направленный на достижение «многобожия»: в данном случае – на достижение девяти реинкарнаций.

35 

«Призма взятки» - автор поддерживает теорию древних мыслителей о том, что энергия Духа (или Прана) представляет собой девять геометрических фигур, объемы которых вписаны друг в друга по образу старинной славянской игрушки – матрёшки. Шестигранная призма (или сказочный ларец-сундучок, в котором хранится волшебное кольцо) является заключительным объёмом Прановой конфигурации и соответствует Третьему Сроку - Эвтерпе. «Кто-то тихо играет на дудочке, под которую кружит Земля». А ещё «Христос терпел – и нам велел». Автор взял на себя смелость расставить все «Девять Сроков» в следующем порядке: 1.Полигимния – куб; 2.Мельпомена – пирамида; 3.Эвтерпа – шестигранная призма; 4.Клио – цилиндр; 5.Талия – конус; 6.Терпсихора – шар или юла (либо круглый дурак-колобок, либо «Ванька-встанька»); 7.Каллиопа – эллипсоид, растянутый «в местах прикосновения трёх Сроков», «там, где тонко – там и рвётся»; 8.Эрато – эллипсоид, приплюснутый за два полюса (символическое яйцо, в котором хранится «волшебное кольцо»); 9. Урания – торное «волшебное» кольцо. И Каллиопа, и Урания - по мнению автора - обе лежат в «нулевой» плоскости, рассекающей «ларец-сундучок» пополам.

 

36Вергилий упоминает об Алоадах в «Энеиде» как об отрицательных персонажах: его герой Эней, путешествуя по Тартару, «видел там и двух сыновей Алоэя огромных, что посягнули взломать руками небесные своды, тщась громовержца изгнать и лишить высокого царства.» – прообраз советского освоения космоса . И далее, уже в «Камаре», «Тут же меж ними сидит, огромными змеями связан, От и уныло глядит издалёка на плен Эфиальта, …Страшно, мне страшно в толпе средь этих теней оставаться». Исходя из чего автор делает вывод, что Вергилий знает об Алоадах лишь только то, что они – «тени», и находятся эти «тени» где-то в запредельной дали, побывать в которой и вернуться назад из землян посчастливилось только Энею; и то, что они пытались «взломать небо». Так же в древнеарабских мифах упоминается Аллат, причем это запрещённое имя, чаще называется «илахат» («богиня») с определенным артиклем, что означает «известная богиня», «эта богиня», «богиня по преимуществу». В пантеонах арабов Сирийской пустыни Аллат – это женская параллель Аллаха, его супруга и мать богов, в Пальмире Аллат входила в пантеон и считалась супругой Эла. Почиталась как богиня солнца, была владыкой туч и молний, считалась богиней неба и дождя, связывалась с войной. В городе Таиф находилось её святилище – белый гранитный камень с украшениями. Автор считает, что Аллат – это Алоады. Их имя было запрещено ещё в античные времена, осталось только святилище; «а камень (истина) лежит!». Пророк Мухаммад поначалу признавал божественную природу Аллат, но впоследствии отверг это, но Геродот называет Аллат и Диониса единственными богами, почитавшимися древними арабами. Если допустить, что Дионис, бог виноделия – это Мнемосин (Вергилий называет его «отец Сабин»), а Аллат – это Алоады, то сразу понимаешь, почему «восток – это дело тонкое», а запад (то есть Вергилий) – это дело тёмное.

37 

Перипетия – (греч) неожиданные перемены в чьей-либо жизни, носящие негативную окраску. Автор полагает, что отсюда же произошло слово «перспектива»: лат. «першпектус» - ясно увиденный, отсюда же «вечный двигатель» - «перпетуум мобиле», отсюда же «негативное» изображение в фотографии.

 


страница 1  2  3 4  5  6  7


Get new 2018 barcode software from Teklynx.com.

 



с начала