КОЛЕСО   журнал
Конкурсы

Конкурсы

«Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009

Сергей Стукало

Цхинвали. Реквием

Глава 5. Цхинвали. Сон

 

К половине второго ночи коньяк закончился. Большая часть командированных специалистов разбрелась по своим комнатам.

Два капитана, соседи Сан Саныча, ещё вели неспешный пьяный разговор, но он, памятуя о намеченном на утро выезде, попрощался с ними и покинул застолье.

Не включая света, прошёл в комнату. Раздеваясь, изредка косился в окно.

Лунные ночи в южных широтах бывают необыкновенно романтичными…

По-восточному крупная луна заливала ярким светом лежавшую в полутора десятках метров дорогу. На её фоне густой неухоженный кустарник казался заночевавшим на обочине сказочным чернильно-чёрным облаком.

Ночной город воспринимался исключительно мирно. Не верилось, что всего в нескольких кварталах от гостиницы до сих пор лежат не убранные трупы его жителей.

Не спалось.

 

Сан Саныч включил висевший над кроватью ночник и, достав из полевой сумки общую тетрадь и карту, занялся составлением отчёта о результатах командировки.

Минут через сорок его запал иссяк.

Спрятав бумаги в сумку, майор положил её под кровать, выключил ночник и залез под одеяло. Стоило заложить руки за голову и закрыть глаза, как сразу же стал слышен шелест листьев росшего за окном клёна. Ветер…

Уставшему за день офицеру в этом шелесте послышался шум двигателя его УАЗика. Перед внутренним взором возникла смазанная скоростью обочина цхинвальской дороги. "Вид из окна движущегося автомобиля или поезда напоминает размытую акварель", — отметил Сан Саныч и сам же удивился этой ассоциации .

— "Сакартвело гамарджос!" ("Славься Грузия!", более дословный перевод "Добрый день, Грузия!" — груз. ) — скривившись, зачем-то озвучил он раздражавший его лозунг грузинских националистов.

Ассоциации — странная штука.

 

Память тут же услужливо подсунула немецкий аналог произнесённого грузинского лозунга: " Deutschland u ber alles !" Некоторое время Сан Саныч размышлял о разнице между безобидным " Deutschland u berall !" ("Германия повсюду!" — нем. ) и приобретшим одиозную славу " Deutschland u ber all ( u ber alles )!" ("Германия превыше всех (всего)!" — нем. ) .

"Всей разницы ничего не значащий пробел, а как меняется смысл… вздохнув, отметил майор. — Всё зло от пробелов и пауз! " — решил он.

Впрочем, не только пробелы, но и слова значат ровно столько, сколько мы в них вкладываем. В этом смысле все три лозунга не стоили сколь-либо серьёзного внимания.

Не спалось.

 

После спиртного во рту было сухо. Хотелось пить.

Сан Саныч рывком сел, кашлянул и, чертыхнувшись, вытащил из-под кровати дорожную сумку. Извлёк из её недр кроссовки, обулся.

Перед глазами продолжала мелькать пыльная акварель цхинвальской обочины.

Ассоциации — странная штука.

 

Пока майор утолял жажду прямо из-под крана, мысль прыгнула от дорожных акварелей к акварелям Гитлера. С тех времён, как вернувшийся с войны дед привёз трофейный альбом с репродукциями работ германского фюрера, тот так и хранился в домашней библиотеке семьи Сан Саныча. "Трофейные акварели, чьей бы кисти они не принадлежали, в любом смысле были куда безобиднее, чем, к примеру, втихаря привезённый "Вальтер", — подумал Сан Саныч. Растиражированное официальной пропагандой мнение о вожде германских наци, как о довольно посредственном художнике, он не разделял. Впрочем, не считал того и гением живописи, просто ему претила манера официальных идеологов рисовать канувшие в Лету исторические фигуры какой-нибудь одной краской. "Интересно, а рисует ли ботоно Звиад?" — ухмыльнулся майор, закрывая кран и вытирая губы тыльной стороной руки.

Тогда мало кто знал, что давний знакомец Сан Саныча — Звиад Гамсахурдиа — неплохой филолог, увлекавшийся одно время переводами Шекспира на грузинский. Впрочем, личные впечатления Сан Саныча от встречи с грузинским филологом (и по совместительству фюрером) оставляли желать лучшего… Да и сама встреча была вовсе не по поводу, который в приличной компании принято называть "приятным".

 

 

 

Годом ранее. Тбилиси. Штаб ЗакВО. Март 1990 года

 

— Пошёл на хрен! — заявил Сан Санычу уставший замотанный полковник, начальник отдела Оргмобуправления. — Сначала твоё руководство просит зачислить этого пацана в штат, а теперь хочет вычеркнуть его оттуда безо всяких на то оснований!!! Передай своим начальникам — в гробу я видал их просьбы!!! Передай! У меня есть вполне внятно написанные приказы и инструкции. И это они регламентируют мои решения, а вовсе не просьбы твоих гавриков! Без приказа об увольнении в запас или без выписки из приговора военного трибунала об осуждении этого грузина за дезертирство — нового солдата не получите!!!

— А третьего пути нет? — спросил Сан Саныч и передал полковнику завёрнутую в газету бутылку армянского коньяка.

— Саша! — скривился полковник, принимая бутылку и пряча её в ящик стола. — Как только, так сразу! Но без законного основания — не могу! НЕ МОГУ! — повторил он по слогам.

— Палыч! Не лечи меня, будто кроме увольнения или выписки из приговора, для твоей конторы других законных оснований не бывает! Ведь бывают? — уточнил Сан Саныч и, недовольно поморщившись, полез в портфель за второй бутылкой.

— Бывают! — вздохнул Палыч и жестом показал, что вторую бутылку не возьмёт. — Есть ещё комиссование по здоровью или "Справка о смерти"!

— Типун тебе на язык! — перекрестился Сан Саныч. — Пусть живёт!

— Тогда звиздуй к укрывающим его неформалам! — разозлился полковник. — Ежели они выдадут тебе бумагу с печатью, что рядовой Реваз Ревазашвили укрывается у них, и выдан не будет — закрою тебе дырку в штате! — полковник по-восточному вскинул растопыренную ладонь и с характерным грузинским акцентом добавил: — Мамой клянусь!!!

 

 

Неделю спустя. Тбилиси. Штаб-квартира неформальной националистической организации "Общество Руставели"

 

Судя по всему, визит русского офицера в штаб-квартиру грузинских неформалов озадачил и изумил исполнявшую обязанности секретаря худющую и злую как чёрт пожилую грузинку. Уставившись на Сан Саныча, словно гипнотизирующая кролика змея, она прошипела, что лидеры "Общества Руставели" "с оккупантами не общаются".

Сан Саныч невозмутимо уселся на стоявший у стены стул и заявил, что всё в этой жизни когда-нибудь происходит впервые. Вот и сейчас — сам факт его визита, и рассмотрение вопроса, с которым он пришёл к её руководству как вполне официальное лицо, означает признание военными властями вполне определённого авторитета этого руководства. А вот отказ от беседы идёт вразрез с традициями кавказского гостеприимства и ни о чём другом, как об отсутствии внутренней культуры отказавшегося, не говорит.

Поджавшая губы грузинка вскинула голову и удалилась за обитую дерматином дверь. Через десять минут она вернулась, уселась на своё место и снова принялась гипнотизировать возмутившего её офицера немигающим неприязненным взглядом.

Мысленно послав так и не проронившую ни слова грузинку куда подальше, Сан Саныч щёлкнул замками дипломата и, достав из него самоучитель идиом немецкого языка, открыл на заложенной закладкой странице.

Он не привык терять время впустую.

 

В приёмной Сан Саныча продержали полтора часа.

Примерно через час ожидания грузинка поняла, что упрямый капитан не уйдёт, пока не добьётся своего. Она встала, опять испепелила его взглядом и шмыгнула за закрытую дверь.

В этот раз она пробыла там не более минуты. На лице вернувшейся секретарши сияла торжествующая улыбка.

— Вас примет ботоно Звиад, но придётся подождать — он сейчас занят! — заявила она.

— Очень вам признателен! — улыбнулся Сан Саныч грузинке, явно разочарованной его "неправильной" реакцией.

Через пару минут в приёмной появилась пара крепких молодых парней. Демонстративно не заметив Сан Саныча, они прошли в двери, за которыми обретался ботоно Звиад, и принялись выносить стулья. Когда парни составили из них в углу приёмной пирамиду и подпёрли её еле пролезшим в дверь массивным кожаным креслом, грузинка встала и объявила углубившемуся в немецкие идиомы майору, что теперь он может зайти к её "боссу".

Сан Саныч открыл дверь и вошёл. Сесть, как того и следовало ожидать, оказалось некуда — на единственном оставшемся в помещении стуле за массивным девственно чистым столом сидел хозяин кабинета — Звиад Гамсахурдиа.

Сан Саныч вежливо поздоровался и представился. Так и не дождавшись ответа, приступил к изложению обстоятельств своего дела. Закончив со словесной преамбулой, передал хозяину кабинета украшенный угловым штампом и гербовой печатью официальный запрос Узла связи Штаба округа.

"Ботоно Звиад" читать бумагу не стал. Брезгливо оттолкнув её от себя, он некоторое время сверлил стоявшего перед ним капитана тяжёлым немигающим взглядом, но, так и не выбрав линию поведения, сбился на привычный демагогический тон:

— Не стыдно, капитан? Ты сейчас стоишь передо мной, и просишь меня дать справку об убежавшем от вас, оккупантов, солдате. О моём соотечественнике! О грузине! Ты — оккупант! Ты ходишь своими коваными сапогами по белоснежной груди моей матери-Грузии! — после этого пассажа капитан посмотрел себе под ноги: штабной офицер, он был обут в щегольские, шитые сапожником-армянином "под военный образец" туфли. — Мне противно разговаривать с тобой! Ты, конечно, здесь ни при чём, но я должен ненавидеть тебя! И я тебя ненавижу!!! — экспрессивно закончил Гамсахурдиа.

— Уважаемый Звиад Константинович! — пожал плечами капитан. — Мне с Вами тоже детей не крестить, однако столь пылких чувств Вы у меня не вызываете. И мне не может быть противно с Вами разговаривать хотя бы потому, что я Вас не знаю и вижу в первый раз! И, скорее всего, в последний! Вы тоже меня не знаете и тоже видите в первый раз. Тогда почему Вам противна наша беседа?

— Потому, что я вынужден говорить на русском языке, а это язык оккупантов, — сбавил тон хозяин кабинета.

— Dann konnen wir deutsch sprechen! ( Тогда мы можем говорить на немецком языке ! — нем . ) — ответил ему майор . — Wenn Ihnen unangenehm, auf der Dostoevsky und Tolstojs in der Sprache zu sprechen, dann konnen wir auf der Sprache Goethe und Shiller unterhalten! ( Если Вам противно говорить на языке Достоевского и Толстого , может тогда поговорим на языке Гёте и Шиллера ? нем . ) предложил Сан Саныч , Shade, а ber ich habe in der Duschanbemittelschule und in die Militarbildungseinrichtung die Rustaveli Sprache nicht ausgebildet kann! ( Жаль, но меня в душанбинской школе и в военном училище языку Руставели не обучали! нем . ) — и , улыбнувшись , добавил . — Soweit ich mich erinneren kann, ist es den Deutsche nicht einmal gelunhgen Georgien zu erobern! ( Насколько я помню, немцам ни разу не удалось оккупировать Грузию? нем . )

— Вы хорошо говорите по-немецки… — отметил ботоно Звиад и, скривившись, признался, — но, раз Вы не знаете грузинского, я бы предпочёл вести беседу на русском языке… — и, улыбнувшись уголками губ, добавил: — Не ожидал встретить в Вас культурного человека… Присаживайтесь! Вы немец?

— Nein , ich bin keine deutsche, aber in einem deutschen Haus gro? gewachsen! (Нет, не немец, но я вырос в немецком доме! нем . ) — улыбнулся капитан ответно и, перейдя на русский язык, добавил: — Только присесть здесь, к сожалению, некуда…

— О! Это мы сейчас исправим! — оживился его собеседник и, не вставая из-за стола, громко позвал: — Этери! Этери!!!

Моментально возникшая в двери секретарша, выслушав сделанные на грузинском языке распоряжения, попыталась было спорить, но повысивший голос ботоно Звиад решительно пресёк её возражения. Сан Саныч в произошедшей на его глазах словесной перепалке ничего не понял, однако по дважды повторенным хозяином кабинета словам "кофе" и "коньяк" предположил, что его вопрос будет разрешён положительно. Последовавшие за этим события всё равно оказались для него неожиданными. Сначала те же крепкие парни внесли в кабинет кресло. Затем, минут пять спустя, в двери появилась всё ещё возмущённая секретарша с подносом, заставленным вазочками с фруктами и сладостями, бутылкой коньяка и нарезанным на блюдечке лимоном. Завершали натюрморт две хрустальных рюмочки и пара фарфоровых чашечек, исходящих умопомрачительным ароматом свежезаваренного кофе.

— Вас не смутит, если справка будет на грузинском языке? — спросил ботоно Звиад Сан Саныча, откупоривая коньяк*.

 

* Приведённый выше диалог воспроизведён по памяти. Беседа проходила в конце марта 1990 года в штаб-квартире "Общества Руставели". Разговаривать по-русски с автором этих строк будущий президент независимой Грузии поначалу отказался, и поэтому часть беседы велась на немецком языке. Сбежавший солдат Реваз Ревазашвили был годом ранее с большим трудом пристроен для прохождения срочной службы на 66-й узел связи Штаба ЗакВО его отцом заместителем Министра связи Грузинской ССР. Отец беспокоился о сыне, небезосновательно полагая, что проведение учебного времени на антисоветских и антирусских митингах окончательно его испортит. Он надеялся, что служба в той же воинской части, где когда-то служил и он сам, "вправит на место мозги" его отпрыска. По данным компетентных служб сбежавший Реваз укрывался одним из подразделений "Общества Руставели". Без документального подтверждения "безвозвратности" его отсутствия Оргмобуправление Штаба ЗакВО отказывалось заполнить пустующую штатную единицу новым солдатом .

 

* * *

Утолив жажду, Сан Саныч вернулся в свою комнату и, не включая света, улёгся на кровать с твёрдым намерением уснуть. Где-то рядом заступил на ночную вахту сверчок.

За стеной приглушенно спорили так и не угомонившиеся любители расписать пулю…

Осоловевшему от выпитого коньяка майору они совсем не мешали. Едва коснувшись головой подушки, он с удовольствием отпустил расползающиеся мысли и погрузился в глубокий спокойный сон.

 

Во сне он оказался в облицованной кремовым кафелем ванной комнате.

Над белоснежным айсбергом огромной, похожей на бассейн ванной свернула томные жёлтые кольца змея душевой установки. Вычурные краны, ажурные полочки, изящные гнутые поручни — всё отливало безупречной свежей позолотой.

В большом, на полстены, зеркале Сан Саныч обнаружил собственное отражение. Он был в тёмно-синих плавках, босой.

Отражённый идеально гладким зеркалом собственный взгляд показался майору каким-то невыразительным и тусклым. Усталым.

Он приблизился к зеркальной поверхности и показал своему отражению язык.

Отражение нахмурилось, покрутило указательным пальцем у виска, а затем этим же пальцем и погрозило.

— Тьфу, на тебя! — обиделся майор и понял, что спит.

Затем он заметил задорно торчащий волос. На подбородке. Волос почему-то был тёмно-синим. На чисто выбритой коже он выглядел нелепо и вздорно, был толст и, к тому же, подобно змеиному жалу, расщеплён на кончике.

Сан Саныч ухватился за него ногтями и осторожно потянул.

Волос поддался. Когда из подбородка напряжённой струной торчало добрых два сантиметра злосчастного волоса, кожа в месте его роста вздулась, разошлась, и, вслед за волосом, оказавшимся обыкновенной капроновой ниткой, показался кончик тёмно-синей бельевой верёвки.

Это уже ни в какие ворота не лезло.

Окончательно разуверившись в реальности происходящего, Сан Саныч всё-таки решил довести начатое дело до конца. Он покрепче ухватился за кончик верёвочки и, с удовлетворением ощущая, как она покидает тело, вытащил её всю.

 

"Добрых двадцать сантиметров, — прикинул он на глаз и подосадовал: — Кому скажи, ни за что не поверят, что из себя достал…"

 

Освещённая лампами дневного света верёвочка была на удивление реальной. Похожей на маленькую синюю змейку. Она и в самом деле внезапно ожила, скользнула между пальцами правой руки, спутала их и стала затягиваться. Всё сильнее и сильнее.

Нанизанный подобно бусине, на ней откуда-то появился крупный нефритовый камешек. Его мутно-зелёная сердцевина начала наливаться красным светом. Когда весь камень приобрёл рубиново-красный окрас, он раскалился и обжёг кожу на указательном пальце.

Сан Саныч, шипя от боли, рефлекторно затряс рукою, торопясь и срывая ногти, выдрал запутавшуюся между пальцами скользкую змейку и брезгливо отшвырнул её прочь.

Нефритовый камешек, упав на покрытый кафелем пол, звонко щёлкнул, и верёвочка, подобно настоящей змейке, стремительно юркнула в щель за зеркальной тумбочкой.

" И к чему такое может присниться?" — подумал майор и удивился какому-то постороннему для снящейся ему ванной комнаты звуку.

Ему показалось, что где-то рядом, возле самого уха, лопнул пустой стакан.

 

Справка №5. Южная Осетия. Свидетельства

 

Приведённые ниже свидетельства могут показаться стороннему читателю далёким от реальности бредом или кошмарным сном. Плодом воспалённого воображения. Но это не сон, и не бред. Очевидцы и их истории — абсолютно реальны. Здесь приведена лишь малая часть того, о чём можно и нужно рассказывать. О том, что было, что происходит сейчас, о том, что ещё долго будет происходить там, где неуёмные амбициозные политики сталкивают народы в отнюдь не очистительном огне гражданских войн.

Если мы, в своем местечковом благополучии, не будем сопереживать своим гибнущим, изгоняемым и обираемым, унижаемым и уничтожаемым соотечественникам, то, рано или поздно, эта беда постучится и в наши двери. И вы, уважаемые читатели, сподобитесь попасть в леденящие кровь хроники в качестве "очевидца" происходящих "где-то там, но не у нас" событий.

Если повезёт выжить.

Но, с таким же успехом, вы можете попасть в эти хроники в качестве жертвы.

Если не повезёт.

 

1. Медицинская служба, г.Цхинвал

Рассказ водителя машины "скорой помощи" Цхинвала Цховребова Алекс андра Ханжеровича, 1963 г .р., осетина (записано Д.Н.Леоновым 18 февраля 1991 г .):

26 января 1991 г . Днём … Цховребову сообщили о вызове из села Курта … Врач просил коменданта Гиви Кванталиани [на тот момент ещё находившегося в Цхинвале и являвшегося его номинальным комендантом от грузинской стороны — прим автора. ] выделить БТР, но тот сказал, что БТРа нет, и предложил ехать без бронемашины. Водитель отказался ехать без сопровождения. Наконец грузинская милиция выделила БРДМ, и он всё время следовал за машиной "Скорой помощи", кроме того, грузинский милиционер в чине капитана сел в машину "Скорой помощи" рядом с водителем. В салоне машины, кроме врача и медсестры, были также родственники больных. Доехали до места, взяли избитого престарелого человека из села Курта, потом заехали к другому избитому, 55-летнему Кочиеву, преподавателю средней школы в селе Курта. На стук в дверь долго не открывали. Только когда поднялись на второй этаж дома, через некоторое время жена Кочиева и его пятнадцатилетний сын, поняли, что это осетины, стали рыдать, потом открыли дверь и вынесли больного на носилках (врач говорил, что у него перебит позвоночник). На обратном пути, подъезжая к селу Тамарашени, Цховребов заметил пикет гражданских людей с автоматами. Притормозил. К машине подошёл человек в гражданской одежде с автоматом. По его требованию Цховребов заглушил двигатель, после чего этот человек выбросил его из машины. Цховребов узнал его — это был Миндиашвили Мераб, по прозвищу Виро (осёл — груз. ), житель села Кемерта, примерно в 12 км от Тамарашени. Он ударил Цховребова прикладом и повёл к "Жигулям" вишнёвого цвета. Посадив его там, закрыл двери. Из машины Цховребов видел, как люди в гражданском вытолкнули из "Скорой помощи" врача, затем медсестру и родственников больных и стали их избивать. Виро стал разбивать прикладом боковые стекла "Скорой помощи". Наконец человек лет тридцати открыл двери "Жигулей", сказал Цховребову: "Иди к машине и езжай!" Но Виро стал избивать подошедшего к "Скорой помощи" водителя. Цховребов говорил: "Мёртвого же везем, почти мёртвого..." Тогда Виро открыл задние двери "Скорой помощи" и выстрелил в лежавшего на носилках Кочиева в упор — Цховребов видел, как череп, начиная от бровей, отлетел. Подполковник и курсанты милиции выбежали из школы и отобрали у Виро осетин [рядом с местом описываемых событий располагалась школа, в которой были расквартированы курсанты Тбилисской школы МВД, введённые в Цхинвал для "наведения порядка" — прим автора. ] . Подполковник сказал Цховребову: "Езжай!" Но люди в гражданском снова выкинули Цховребова из машины. Тогда подполковник сам сел за руль "Скорой помощи" и сказал людям в гражданском: "Если я услышу хоть один выстрел, то выведу своих курсантов", На это Виро матюгнулся, — Мол, выводи своих курсантов, — но, ворча, всё же отошёл… Подполковник довёл машину до улицы Джаттиева и сказал на прощанье: "Езжай, сынок, не бойся. Меня зовут Гиви Лордкипанидзе из Тбилиси".

Всё это время от выезда до возвращения за машиной шла бронированная разведывательно-дозорная машина (БРДМ). Сидящие в ней грузинские милиционеры ни во что не вмешивались. Ни во что не вмешивался и сидевший на месте старшего машины капитан МВД Грузии.

История эта имела неожиданное, но вполне закономерное продолжение. Убийца Виро, известный среди осетин по многим другим преступлениям, не ушёл от мести. После полуторамесячной охоты он был пойман и сожжён живьём. Вместе с ним ослеплённые ненавистью мстители убили троих его напарников.

 

Справка, предоставленная автору по его запросу осетинской стороной:

26.01.1991 года Кочиев Дмитрий Кязоевич, 1936 года рождения в своем доме в с. Курта был зверски избит соседями грузинами. В сопровождении БРДМ внутренних войск МВД СССР* на машине "скорой помощи" его везли в областную больницу. В селе Тамарашени их остановила грузинская бандгруппа. В машину "скорой помощи" ворвался главарь бандгруппы по кличке "Виро" и на глазах 15-летнего сына Кочиева выстрелом в голову убил его, после чего мальчика у неостывшего трупа отца заставлял глотать осколки разбитого стекла.

* Силы МВД Грузии продолжали являться частью сил МВД СССР, хотя принадлежали к ним на момент происходящих событий более чем формально, только в силу попыток Москвы делать вид, что Грузия остаётся территорией, подконтрольной центральной власти. Вместе с тем, в силу этой позиции Москвы, формально, автор не может возразить осетинской стороне, и сказать, что потворствовала бандитам в описанном эпизоде грузинская, а не союзного подчинения милиция. Это невозможно и в силу множества фактов крайне непорядочного поведения старших чинов МВД СССР по отношению к осетинам.

 

Позиция людей, оказывавшихся меж двух огней, позволяла врачам чувствовать боль обеих сторон. Несмотря на сильное ожесточение противоборствующих сторон, осетинские врачи продолжали оказывать помощь избитым и раненым из "противоположного лагеря", нередко встречая непонимание соплеменников. Зачастую исполнявшие свой долг бригады "скорой помощи" первыми становились жертвами эскалации насилия.

Есть и обратные примеры. 14 января 1991 года была остановлена и избита осетинами тбилисская бригада "скорой помощи". Этому случаю предшествовали небезосновательно ходившие в Цхинвали слухи о появлении в городе грузинских машин "скорой помощи" с вооруженными автоматами людьми в белых халатах. Пользовавшиеся правом беспрепятственного проезда липовые врачи участвовали в городских боях и нападениях на цхинвальцев, в их похищениях. Примерно в это же время из БРДМ МВД Грузии был подвергнут обстрелу верхний этаж цхинвальской больницы.

О регулярном нецелевом использовании транспортных средств медицинской службы в зоне конфликта свидетельствует и тот факт, что, по крайней мере, один раз, в микроавтобусе медицинской службы приехал на переговоры с осетинским руководством Командующий внутренними войсками МВД СССР генерал-полковник Ю.В.Шаталин и его личная охрана. . .

 

2. Пожарная служба. Пожары и поджоги

Запись разговора с грузином, оставшимся в городе:

 Почему не уезжаете?

 Куда ехать? Уедешь  дом сожгут.

 А пожарные тушат дома? Приезжают на пожары?

 Приезжают... и смотрят. Соседние дома поливают, чтобы не загорелись...

 

Для большей части сгоревших в городе домов удалось найти документальные подтверждения того, что пожарные машины выезжали на их тушение. Так тушили ли грузинские дома?

 

Фрагмент записи разговора с заместителем начальника СВПЧ-30:

  То, что они говорят, будто на грузинские дома не выезжаем    ложь. Буквально не было такого, чтобы мы не выезжали на пожар. Выезжали, только иногда не могли потушить. Мы в блокаде были, у нас дорога закрыта была, и бензин не могли подвезти. У нас [на всю пожарную часть] в запасе было 20-30, иногда 40 литров. Выезжала одна машина, и мы просто не давали пожару возможности распространиться на соседние дома.

 

3. Заложники

С 1990 года в зоне конфликта широко процветает имеющая на Кавказе давние исторические корни практика захвата заложников.

Приведем один документ:

Входящий № 218/1 от 2.02.91. Заявление в штаб [при областном Совете] по координации действий при чрезвычайных условиях <...> [опускаем неразборчивые фамилии и имена двух жителей села Гуджабаури Цхинвальского района, подписавших это заявление, судя по тексту, осетин].

Мы, жители села Гуджабаури осетинской и грузинской национальности находимся в хороших отношениях, никто не угрожает друг другу, стоим вместе на постах и защищаем всех жителей села, но последнее время видим и встречаем после девяти часов вечера и до утра бродячих людей. Вооруженных и в масках, которые занимаются воровством и угрожают нам вместе с грузинами, бьют и ругают.

31 января [1991 г.] примерно в 9 часов вечера приехали маленьким автобусом человек восемь осетинской национальности. Вооруженные. Напали на жителей грузинской национальности, думали взять их в заложники. Когда мы заступали [сь] за них, чтобы не забрали их, они начали ругать осетин тоже, мы, говорили, вас тоже уничтожим. Забрали 4 человека и избили их.

1 февраля в 10 часов вечера со стороны озера пришли 5 человек опять осетинской национальности, напали на грузин, вывели Чамхуридзе Гиви, избили его и выстрелили охотничьим оружием в обе ноги и забрали его в областную больницу.

Мы, жители села Гуджабаури просим вас помочь нам в патрулировании села, чтобы обеспокоились [успокоились] люди. Две подписи 2/II- 91 г .

 

Действия описанных в документе местных бандитов, этнических осетин, до какой-то степени повторяют действия грузинских властей, захвативших легитимного лидера южных осетин, Тореза Кулумбегова, во время организованных Москвой переговоров в Тбилиси. Торез Кулумбегов содержался в грузинской столице в тюрьме и подвергался пыткам.

4. Категория: Геноцид Осетин . Воспоминания

 

Трагедия на Зарской дороге. Свидетельство Елизаветы Бестаевой.
20 мая 1992 года ей было 11 лет
1992 год, 20 мая. Солнечное утро. Мне 11 лет. После пятидневного обстрела Цхинвала артиллерией Грузии мы с мамой собрались покинуть город на грузовой автомашине, которая уезжала со двора нашей многоэтажки. Вместе с нами ехали около десятка женщин с детьми.
Машина была загружена спальными принадлежностями и самым необходимым, тем, что можно было увезти. До селения Зар доехали благополучно. Дети, то есть мы, радовались тому, что сидим в кузове грузовика, и нам предстоит такой долгий путь, не совсем понимая, что происходит. Как только машина стала подниматься по склону и выехала на самую сложную часть Зарской дороги, она вышла из строя, проехав метров двадцать вперёд, откатилась назад метров на тридцать. Все недоумевали, как мы сможем доехать до Владикавказа на такой машине, с завистью глядя на проезжавшие мимо автомобили. В их числе был и автобус, который навсегда вошел в историю
[речь идёт о т.н. "Зарской трагедии" расстреле 36 пассажиров следовавшего во Владикавказ рейсового автобуса] . Тогда мало кто мог представить, какая судьба уготована людям в это солнечное утро. До места трагедии нам оставалось несколько минут езды, когда наша машина окончательно заглохла. Вдруг навстречу нашей машине выбежал молодой человек, который был ранен в плечо, из раны текла кровь. Он кричал: "Остановитесь! Людей расстреляли!". Началась паника, никто не понимал, что происходит и кого расстреляли, все начали возвращаться обратно в Цхинвал. Так как наша машина не могла сдвинуться с места, нас пересадили в другую. Моя сумочка осталась в машине, и я вернулась, чтобы взять её. В этот момент машина, в которой находилась моя мама, уехала. Я осталась одна с водителем нашей неисправной машины, которая стояла посреди Зарской дороги. Существовала опасность, что грузинские экстремисты доберутся и до нас, ведь мы были лишь в нескольких минутах езды от места события.
Весть о трагедии быстро дошла до города, и на объездную дорогу начали стягиваться военные подразделения, машины "Скорой помощи". Но всё это уже было бесполезно. Враг сделал своё дело, и ушёл таким же подлым образом, как и пришёл. Я видела своими глазами тела жертв этой трагедии, я никогда не забуду окровавленные трупы и слезы на лицах людей, увозивших их в Цхинвал. Эта картина на всю жизнь будет мне напоминанием о том, ценою чего мы шли к своей свободе и как часто невинные, беззащитные люди становились жертвами.
Источник: http://sojcc.ru

 

Свидетельство жительницы села Уанат Евразии Кабуловой
Я Евразия Кабулова, беженка из с.Уанат, что рядом с селом Дменис. Жили все вперемешку, осетины и грузины, проблем не было. Мы жили там всей семей: отец, мать и четыре сестры. Одна из моих сестёр, которая была замужем в с. Гуджарет, Карельского района Грузии, овдовела как раз перед войной. Она ждала ребенка, когда была вынуждена бежать из с. Гуджарет. Дочка моей другой сестры родилась 23 декабря 1989 г. Ребёнку было несколько дней, когда и в нашем селе грузины начали "вольничать". У старшей сестры было три ребёнка: полтора года, три и девять. Она была разведена. Так нас и застал 1990 год. Многие соседи-осетины узнав, что все дороги перекрыты грузинскими вооружёнными группами и грузинской милицией, покинули свои дома, но часть, в том числе и мы, осталась, надеясь, что всё скоро закончится.
Грузины к нам периодически приходили в дом, обычно ночью. Обстреливали. Неформалы были всегда немытые, вонючие, бородатые, с автоматами, они даже на людей не походили.
Ходили группами по 5-7 человек. Одни из них держали нас под прицелом, а другие шарили по дому, переворачивали мебель. По обычаю, девушки на выданье приготавливают новые постельные принадлежности — матрасы, одеяла. Они их забрали. Забирали всё, что могли унести в руках, вплоть до орехов, масла и фасоли. Они говорили "это за то, что вы в Цхинвале ведёте себя неправильно, воюете". Всех кур повылавливали, правда мы потом одну нашли, наверно, спряталась. Скот угнали. Если что-то одна группа не уносила, в следующий раз
[это] забирали остальные. Стерпеть можно было всё, но когда они, придя в очередной раз, начали говорить, чтобы мы пошли с ними в штаб, что им нужны девушки… Не знаю, что нас тогда спасло. Как только рассвело, я забрала племянницу (она тогда ходила в 3-й класс) и через горы спустилась в п. Джава. У сестры на руках был двухнедельный ребёнок, она с ним осталась дома. Но грузины пришли снова. Как рассказывала потом сестра, они разрезали на ней одежду, отец бросился защищать дочь. Грузины избили его прикладами автоматов. Что ещё оставалась делать сестре с маленьким двухнедельным ребенком на руках? Она и все остальные члены семьи вынуждены были через горы, по лесам, спуститься в Джаву. Все ценное, что было, забрали грузины. Дома осталась только мать. Отец увёл сестёр с детьми, да и сам не мог остаться после того, как его избили до полусмерти. Но и мать грузины не оставляли в покое, периодически обстреливали дом. Дом и ворота были изрешечены пулями.
В 1993-м, когда всё немного улеглось, отец с матерью вернулись обратно в Уанат. Но в нашем доме уже жила грузинская семья. Они не отдавали нам наш дом. Конечно, у нас дом был новый, отец столько сил потратил на его строительство. Благодаря грузинским милиционерам родители смогли вернуть своё жилье. Снова завели маленькое хозяйство, двух свиней. Обработали огород. Но жители села не давали им покоя. Сначала увели свиней, потом, как будто там никого и нет, при родителях срывали наш виноград. Что они могли сделать, в селе не осталось осетин, только несколько смешанных семей — у кого жена-грузинка, у кого муж-грузин, все остальные семьи из села ушли.
Когда родители обрабатывали свой огород, то соседи-грузины не упускали шанса поиздеваться над ними: «Вы что, здесь остаётесь жить?», «Ещё не собрались убраться?», «Сколько можно вас терпеть, осетины?», «Осетины вы негодные, вам нужно всю кровь выпить!» И это соседи, с которыми мы прожили всю свою жизнь. Как можно было жить бок о бок столько лет, и скрывать свое истинное к нам отношение? Все знали моего отца, это был тихий и мирный человек. Плохого слова от него никто не слышал. Родители ушли. Отец долго не прожил, сердце не выдержало.
Куда нам было деваться? Из Джавы перебрались в Цхинвал, но в городе у нас никого не было из родственников. В то время в городе было много переселенцев и беженцев. Перед самой войной был построен авиационный завод, а при заводе был недостроенный садик, но тем, кому негде было жить, было не из чего выбирать, туда заселились. И мы тоже. Наши родители, старшая сестра с тремя детьми, я со средней сестрой, младшая сестра с маленьким ребёнком.
Через некоторое время я встретила бывшую соседку, она со своей семей и многие другие беженцы жили в общежитии Сельхозтехникума. Старшая сестра с тремя детьми осталась жить в садике, а остальные переселились в это общежитие.
С тех пор там и живём.

Записала Оксана Хубежты, корреспондент сайта СКК.

 

"Мне сказали: если я не исчезну из своего дома быстро и незаметно, эти «люди» убьют и меня, и ребёнка"

Свидетельствует Замира Козаева, осетинская беженка из Грузии ( записано 3.04.2008 года) :

Я, Козаева Замира, с мужем Бекоевым Жандером жили в Челябинске. В 1976 году по семейным обстоятельствам, поменяв квартиру (нужно было присматривать за старой свекровью в с. Авневи,) переселились в г. Хашури. Муж устроился на работу на Хашурский завод по производству стеклотары. Я начала работать в Железнодорожной средней школе №5 учительницей начальных классов. У нас трое детей: Павлик, Жанна и Элина. Жили на два дома, работали. Всё было хорошо. Старший сын Павлик, после окончания средней школы, поступил в училище. Вскоре его призвали на военную службу, и он добровольцем уехал в Афганистан. [После армии] Павлик поступил на юридический факультет СОГУ. Когда началась война, он бросил учёбу и приехал в Цхинвал.
Неформалы открыто ходили по улицам Хашури. К нам начали придираться: «Где твой муж? Он воюет против нас!» Требовали принести справку, что он не воюет против грузин. А в то время дороги были закрыты, мужа я давно не видела. Не раз и не два неформалы приходили в школу, угрожали выгнать с работы, хотя мои коллеги и директор ко мне прекрасно относились. В чём только нас не обвиняли, мол, осетины составляют списки
[грузин] , собирают деньги, на которые покупают оружие и отсылают в Цхинвал. Когда началась война, стало совсем трудно. «Осеби», «осеби», «осетины — наши враги»… — что только не говорили, а я по-грузински не знала и не понимала их. Всех осетин из нашего села выгнали. «Уезжайте, куда хотите!» И без того было плохо, а тут племянница присылает письмо (она училась во Владикавказе), что грузины сожгли наш дом в Авневи, а о муже ничего не было известно.
Меня вызвали в местком и сообщили, что увольняют с работы. «На каком основании?», — спросила я председателя месткома. «А как же твой муж? — спросила она в ответ. — Вы живёте здесь уже четырнадцать лет, и не знаете грузинского языка! Гамсахурдиа сказал…» Я сказала, что не знаю где мой муж. И какой там ещё Гамсахурдиа? Сказала, что никого не боюсь. Она ещё возмущалась: «Посмотрите, как она со мной разговаривает!»
Я на месяц с детьми поехала в Цхинвал… Когда миротворцы вошли в Южную Осетию, вернулась домой в Хашур с младшей дочкой Элиной, она должна была пойти в пятый класс. Соседи сказали, что мой дом заняли. Поднявшись в квартиру, застала там соседского зятя Рамаза (они с нами жили на одной площадке, он в эти военные годы ходил всё время в форме), и его жену Нону. Я поздоровалась, и попросила освободить квартиру. «У меня есть квартира в Цхинвали на ул. Ленина, 132. Идите и живите там», — заявил он. Но зачем мне его квартира, когда у меня есть своя? Хочу жить в своей квартире. Рамаз ушел и привёл «друзей». Начали угрожать, что милицию вызовут, арестуют нас, стали выгонять, дочка испугалась. Начали говорить про грузинские села Знаурского района, Окона и т.д. Вы нас оттуда выгнали, из наших домов. «А кто был виноват, что вас выгнали, кто был виноват?» — не удержалась я. — «Кто начал войну, разве не грузины? Вы же сами начали, не осетины были виноваты!» Рамаз со своими «друзьями» ушёл, а его жена Нона предупредила, что если я не исчезну быстро и незаметно, эти «люди» убьют и меня, и ребёнка.
Неформалы ходили и искали нас по домам, только одна женщина, русская, она была замужем за грузином, спрятала нас у себя в туалете. Элинка очень испугалась. Когда они ушли, она позвала мужа. Он посадил нас в машину и отвёз на автостанцию. Думал, думал, что делать, а вдруг нас и там поймают, и отвёз в Сахлошени, дорoгой, которая ведет в Цхинвал не через Гори, а через Карели. Так мы добрались до Южной Осетии. Я ничего не забрала из своего дома, даже иголку; тайком, как преступница, уехала из своего дома и из старой жизни.

Свидетельствует Зарета Харебова, жительница села Дзарцеми. На момент описанных событий село контролировалось полицией Грузии ( записано Оксаной Хубежты, корреспондентом сайта СКК, в больнице г.Цхинвал, где проходила лечение Харебова) :

23 апреля Зарету Харебову жестоко избила соседка, Мадина Хетерели.
Зарете Харебовой 76 лет, в селе она живет одна. Единственного сына в 1989 г. убили грузинские боевики. Мадина Хетерели иногда помогала ей по дому за деньги. Но девушка периодически её обкрадывала. После очередного случая, женщина не вытерпела и попросила вернуть украденное, тогда Хетерели взяла камень и раздробила старушке голень. «Мне некому было помочь, нога распухла и болела. Через два дня, родственник, застав меня в таком состоянии, вызвал полицейских, но они никак не прореагировали. Говорили, что я должна помириться с Хетерели, но я отказалась. После этого, в 4 часа утра, ко мне в дом залезли через окно. Я проснулась от ощущения удушья и тяжести, а когда я открыла глаза, то поняла, что у меня ко рту приставлено огнестрельное оружие. Неизвестные мне люди кричали на меня. Потом я ничего не помню, была очень слаба, наверное, от страха потеряла сознание. Очнувшись, я кричала и звала на помощь, но никто не помог», — рассказывает Зарета Харебова. Сейчас она находится в крайне тяжёлом состоянии, говорит о том, что не хочет возвращаться домой, так как боится за свою жизнь.


"Данный факт является ещё одной иллюстрацией того, в каких условиях живут осетины не только в Грузии, но и на временно оккупированной Грузией территории Республики Южная Осетия", отметил начальник информационного отдела Юго-Осетинской части СКК Инал Плиев.

 

 

 

Глава 7. Цхинвали. Утро после боя

 

О, камни мостовых, которых лишь однажды
Коснулась кровь! Я ведаю ваш счет...
Я камни закляну заклятьем вечной жажды,
И кровь за кровь без меры потечет.

Скажи восставшему: Я злую едкость стали
Придам в твоих руках картонному мечу!
На стогнах городов, где женщин истязали,
Я "знаки Рыб" на стенах начерчу.

Максимилиан Волошин, "АНГЕЛ МЩЕНЬЯ"   (1906 г.)

Внезапу Суд i я пр i детъ, и коегождо деян i я обнажаться, но страхомъ зовемъ въ полунощи: святъ, святъ, святъ еси, Боже, Богородицею помилуй насъ.

Молитва, Православный Молитвослов

 

Земляк Сан Саныча подъехал перед самым рассветом. Бодро прошагал ко входу гостиницы, резко хлопнул входной дверью.

— Шевчук! Земеля! Живой? — заорал он прямо с порога и, хитро покосившись на выглянувшего из своей комнаты любопытного интенданта, добавил: — А то мне тут какая-то пьянь по телефону наплела, что ты ранен!

Обиженный интендант напустил на физиономию выражение озабоченной рассеянности и скрылся в своей комнате.

Майор, уже одетый, встретил земляка кислой улыбкой.

Пожимая руку, капитан пригляделся к нему. Увидав обильно залепленную свежим пластырем шею, сбавил тон:

— Сильно зацепило?

— Так… — усмехнулся майор. — Кровищи, правда, вытекло столько, что пришлось плавки выбросить…

Десантник коротко хохотнул:

— Так это ви, Санья, не есть раненый. Ви есть симулятор! Эсли у фас крофь ф трусы, это есть женский неприятность!

— Иди к чёрту, Серёга! Сам ты неприятность! Женская! — рассмеялся майор. — Вот скажи, за что я тебя, хама такого, люблю?

— Любить люби, но не доводи дело до извращений! — нашёлся капитан. — Ты лучше подумай, как будешь жене отсутствие плавок объяснять? Командировка, дело молодое?

Балагуря, земляк не забывал окидывать цепким взглядом раскуроченные пулевыми попаданиями стены, зияющие россыпями свежих отверстий хлипкие фанерные двери…

Бочком появившегося из туалетной комнаты солдата он заметил первым:

— А, герой!.. Ну-ка, иди сюда! Уложил–таки вражину? Видал — валяется как тот баклажан на грядке! Ай да молодой! Ай, молодец!

Боец виновато приблизился.

— Это не я, это — товарищ майор…

— Из пальца? — сощурился капитан и, выждав паузу, заорал, как на полковом построении. — Ты почему своё оружие постороннему отдал? Ты на посту был! Сгною!!!

Перепуганный солдат очень натурально изобразил предобморочное состояние. Майор, тоже не ожидавший от своего земляка столь красочной акустической несдержанности, вскипел:

— Короче так, земеля! Ты сам при восемнадцати невооруженных офицерах необстрелянного пацана оставил! Мне что, внятно и доходчиво объяснить, что ты нас всех подставил? И своего солдата — тоже! Хорош командир, нечего сказать…

Капитан оторопел:

— Сань, кто ж мог знать…

— Ты и мог! Сам же предупреждал! Давай договоримся: если эта тема со мной или без меня, ещё раз поднимется — по всем землякам пущу слух, что ты скурвился! В конце концов, я дал СЛОВО ЧЕСТИ твоему солдату, что всё будет в порядке… Ты и меня подвести хочешь?

Капитан отрицательно помотал подбородком и покосился на подчинённого, замершего с отрешённым выражением лица.

— Лихо!.. Кстати, воин, а что это ты такой мокрый? Вспотел, или это слёзы раскаяния?

— Хорош паясничать! Он, когда в темноте к окну бежал, на ведро с водой налетел. Растянулся. Там каждая секунда дорога была. Опять же, подумай, какой с этого салабона в такой ситуации боец? Да ещё после "битвы" с ведром грязной воды? Я прав?

— Ну…

— Что, ну?! Прав или нет?! Между прочим, он мне автомат только под честное слово и дал. Упирался ещё, герой…

— Ладно уж, — сдался капитан, — проехали…

Показав жестом просиявшему солдату, что тот прощён и может улетучиться, двинулся в комнату майора, недовольно бурча под нос что-то заковыристое, не из области изящной словесности.

Оставшиеся до рассвета полчаса земляки посвятили обсуждению произошедших в гостинице событий.

 

* * *

Когда начало светать, добрая половина проживавших в гостинице офицеров потянулась на выход. Подымить. Посмотреть. Обсудить ночные события.

Раскуривая сигареты, они торопливо выпускали дым в сторону восходящего светила и тревожно щурились на наливавшийся розовым соком восточный участок неба.

Некурящие, расположившись с наветренной стороны, просто дышали.

Утренний воздух отдавал послевкусием так и не успевшей выпасть росы.

 

Когда сигареты были докурены, группа постояльцев, непроизвольно оттягивая необходимость осмотра главного результата ночной перестрелки, принялась за осмотр здания.

Весь фасад был разбит пулями.

С юго-западной стороны в окнах гостиницы ни одного целого стекла не обнаружилось. Оставалось только удивляться, что среди постояльцев не оказалось ни убитых, ни всерьёз раненых.

 

Капитан, на правах офицера имеющего наибольший боевой опыт, уверенно принялся за разбор диспозиции:

— Всё просто: один стоял здесь, второй — там… Вон как насорили гильзами — п о два рожка расстреляли, не меньше. Дождались темноты и устроили здесь фейерверк. Для затравки и куража, пустили пару очередей туда-сюда, потом сосредоточили огонь по окнам, в которых продолжал гореть свет. Смотрите — издолбали проёмы, как стая бешеных дятлов. Надо полагать, увлеклись стрельбой по движущимся теням, а про затемнённые окна — забыли. Вот у тебя, Саня, и появился шанс им ответить… — капитан замолк, почесал в затылке.

— Пошли на ночного стрелка полюбуемся?

 

* * *

Убитый милиционер действительно был капитаном. Он лежал среди разбросанных автоматных гильз ничком, неловко вывернув руки.

Лицом и плечами стрелок угодил в лужу с густой, раскатанной автомобильными колёсами грязью. Подошедшим офицерам показалось, что прижатый мёртвым телом АКМ в любой момент снова готов огрызнуться злым, губительным огнём. Наверное поэтому они встали так, чтобы не находиться в створе автоматного ствола.

Протиснувшийся сквозь их строй Сан Саныч невольно попал на мушку уже мёртвого стрелка. Он заволновался, пытаясь оттеснить своих товарищей вправо, но вдруг поражённо замер. На левом запястье убитого грузина, на лазоревой верёвочке, красовалась крупная нефритовая бусина.

"Та самая — от дурного глаза", — вспомнил прерванный сон Сан Саныч.

Затылочная кость на черепе убитого отсутствовала. Энергии изменивших свою траекторию пуль хватило, чтобы вынести её вон вместе со значительной частью головного мозга. Оставшееся превратилось в подобие взбитого миксером студня.

Майору невольно вспомнился миф, что в серии автоматов АК-74 применяются пули со смещённым центром тяжести. Такой пули никогда не существовало. Но для серийной пули разработчики подобрали компоненты так, что та теряла устойчивость при попадании в более плотную среду. Попросту говоря — кувыркалась, отдавая энергию поражаемой цели. Результат был более чем нагляден.

 

Капитан некоторое время стоял, собираясь с духом, выругался и склонился над трупом.

Первым делом он вытащил из-под грузинского милиционера автомат. Бегло осмотрел и презрительно скривился:

— Духи за своим оружием ухаживали лучше!

Отстегнув магазин, передёрнул затвор и ловко поймал вылетевший патрон в воздухе. Продемонстрировав всем зелёную головку пули, заглянул вовнутрь отстёгнутого рожка:

— Нет, это не пуштуны. Грузины и так, как вояки — никакие, а этот ещё и трассеров через раз набил… Любят здесь эффекты да показуху — хлебом не корми!

 

Разряженный автомат капитан передал ближайшему стоявшему рядом офицеру. Затем достал из висевших за пазухой ножен вчерашний зверского вида нож, попробовал пальцем остроту лезвия, удовлетворенно хмыкнул и снова склонился над ночным стрелком… Взглянув на замерших офицеров, озорно улыбнулся:

— Ну, кому ушко на память? — и, увидав расширившиеся глаза товарищей, рассмеялся: — Поверили? Зря... Я, хоть и отмолотил в Афгане два срока подряд, до такого не опускался. Это духи так баловались, и менты грузинские не брезгают... За доблесть у них считается над мёртвыми поизгаляться. Такого здесь понавидался — почище Афгана — д аром, что бывший Союз.

Он ловко отпорол грузинскому милиционеру погоны, бросил их под ноги и втоптал в глину.

— Разжалован! У офицерского собрания возражений нет? И это правильно!!! На повестке дня два вопроса: что это за сволочь, и куда её теперь девать? Полюбопытствуем? — спросил он Сан Саныча.

Майор, судорожно сглотнув, кивнул.

Десантник ухватил голову грузина за остатки чуба и рывком поднял. Застывшая грязь отпустила с противным чмокающим звуком… Лицо милиционера оказалось практически чистым. Глина к покрывавшей его сальной плёнке не прилипла. Капли вязкой грязи остались только в усах, на бровях и в уголках удивлённо открытых глаз. Два пулевых отверстия у самой переносицы — одно повыше, другое пониже — были плотно закупорены глиной.

Сан Саныч сразу же узнал это, привидевшееся ему во время ночного боя, лицо.

— Ну что, Саня, он?

— У-гху…

— Значит, он... — поразился капитан. — Вот тебе и связист… Ты, земеля, как Лимонадный Джо сработал! Помнишь, такой фильм был? В темноте, по выстрелам, "отработать" клиента прямо в лобешник… Любит тебя, Саня, Бог Войны! Уастэрджэ по-местному, Георгий Победоносец по-нашему. Впрочем, какой бы Бог не любил — результат на лице!!!

 

Не отпуская головы грузинского милиционера, капитан, брезгливо морщась, пошарил у него за пазухой. Достал милицейское удостоверение, ещё какие-то документы, затем длинный увесистый мешочек из мягкой чёрной кожи, стянутый на горловине тесёмкой. Разжав пальцы левой руки, отпустил чуб уже ненужного ему капитана. Тот медленно завалился обратно — в грязь.

Сунув извлечённые документы подмышку, капитан заозирался:

— Ни у кого ничего нет — руки вытереть?

Сан Саныч молча полез во внутренний карман кителя за носовым платком:

— Немного пользованный сойдёт?

Капитан хмыкнул и протянул руку.

Кое-как оттерев ладони, он вопросительно взглянул на майора и, получив одобряющий кивок, скатал испачканную материю в плотный комок и щелчком отправил его в ближайшие кусты. Заглянув в удостоверение, по слогам прочел написанное грузинскими буквами имя. Пожевал губами, пробуя его на вкус.

— Как его звали? — поинтересовался у капитана один из соседей Сан Саныча.

— Так себе имечко… Вам всем оно ни к чему, а тебе, Саня, тем более — буркнул десантник.

Сложив документы, он сунул их в нарукавный карман. Скупо пояснил:

— Особистам отдам. Они по таким случаям фактуру собирают.

Пару раз подбросил мешочек на ладони и сразу поскучнел лицом:

— По-моему, я знаю, что здесь…

Развязал тесёмку и осторожно встряхнул раскрывшуюся горловину над ладонью. Из мешочка, словно бы нехотя, вывалилась добрая треть содержимого: золотые цепочки, крестики, кольца, серьги и… зубные коронки. Одна из них — с куском раскрошенного чем-то твёрдым зуба.

Капитана передёрнуло. Он с чувством выругался, торопясь и чертыхаясь, затолкал содержимое мешочка обратно, стянул тесёмкой горловину.

— Та-а-а-ак… Теперь точно руки мыть придётся.

Примериваясь к весу, он снова подбросил злосчастный мешочек на ладони. Поймал его.

— Предлагаю господам офицерам отвернуться, дабы ни у кого не было соблазна. А ты, Саня, для чистоты эксперимента, посмотри — о дин чёрт тебе через полчаса отсюда уезжать: второй отморозок жив и, наверняка, уже и обо всём доложил. Надо рвать когти!

Офицеры, дружно поняв намерение капитана, отвернулись. Тот, широко размахнулся и, коротко хэкнув, метнул злосчастный мешочек в густо заросший кустарником овражек.

— Ну вот, и дело с концом! Даже на душе легче!

Подумал и добавил:

— Зная эту публику, не сильно ошибусь, если предположу, что второй "убивец" сбежал, так и не разобравшись, что случилось с его напарником. Думаю, что сейчас грузинские менты ноту протеста сочиняют. Мол, несправедливо обстреляны превосходящими силами МВД СССР! Потребуют выдачи захваченного Москвой капитана — имярек... Наши, естественно, сделают удивлённую морду лица, а чтобы всё срослось, надо в темпе убрать улики. Минут через сорок подъедет группа зачистки (из последних афганских ветеранов подобрал), этого бандюгу вывезут за город, а здесь — песочком и глиной следы забросают. Наша задача, товарищи офицеры, в темпе собрать все гильзы… Чего стоим? Вперёд, на зачистку местности!

 

Через полчаса гильзы были собраны в замызганную пластиковую корзину для мусора, изъятую для этих целей из гостиницы.

Заполняя возникшую паузу, курящее большинство вновь предалось успокаивающему нервы занятию.

— Что с тобой, Сан Саныч? — выпустив длинную струю едкого сизого дыма, поинтересовался один из соседей-капитанов. — Дрожишь, будто из проруби вылез...

— Действительно, Саша, — поддержал второй, — Тебя всего колотит! Брось! Не он тебя завалил! И что-то я не заметил, чтобы ты ночью переживал или смущался. Орёл был, а сейчас, вроде как, и пар подвыпустил…

Обернувшийся на их реплики десантник внимательно взглянул на земляка и, цыкнув на капитанов, выразительно покрутил пальцем у виска:

— Помолчите, идиоты! Что вы в этом понимаете?! — и, подойдя к Сан Санычу, вполголоса поинтересовался. — Что, Саша, ещё хочется? Гон начался? Повторись такой расклад, рвал бы и рвал?.. То-то!!! — и, обернувшись к соседям Сан Саныча, пояснил. — Знакомые ощущения. После боя трудно отойти — з аклинивает.

Сан Саныч посовещался с внутренним голосом. Внутренний голос, не долго думая, подтвердил, что капитан прав. Сан Саныч и в самом деле так и не вышел из своего ночного состояния, его буквально сжигало ощущение НЕЗАВЕРШЁННОСТИ произошедшего. Факт, что второй милиционер ушёл от возмездия, воспринимался как вопиющая несправедливость. Всплыла мысль, что у убитого капитана, наверняка, есть семья и родители. Что снятое с убитых осетин золото — предназначалось этому паучьему семени. Что уничтожить их всех будет ПРАВИЛЬНО. Уничтожить прямо сейчас. Немедленно. Пока не поздно. Без этого отложенная беда ОБЯЗАТЕЛЬНО вырастет в не сожжённом дотла гнезде, встанет на крыло, обучится летать и научится охотиться. И однажды, когда об этой беде забудут, ОБЪЯВИТСЯ НА ПОРОГЕ.

В глубине души всплыло древнее, впечатанное в инстинкты: "Врага надо уничтожать! — назойливо шептало подсознание. — Уничтожать весь его род, друзей, всех родственников, детей…" Какой-то, не поддавшейся эмоциям, частью сознания майор понимал, что никогда не будет исходить в своих поступках из этих, захвативших его ощущений и чувств. Но одновременно осознавал и неумолимую силу пробудившегося инстинкта — инстинкта воина, защитника очага и рода. В мгновенном озарении он вдруг понял, чувственно ощутил, почему потерявшим друзей и близких осетинам и грузинам, всем участникам разгоревшегося конфликта, неимоверно трудно, практически невозможно, остановиться и вернуться к мирной жизни. Власти Грузии и непрерывно опаздывающая реакция руководства ведомой к своему распаду страны будут непрерывно провоцировать, поддерживать их взаимное недоверие и враждебность.

Сан Саныч попытался взять себя в руки, успокоиться. Безрезультатно.

К дрожащим рукам присоединилась челюсть — к аждый вдох стал сопровождаться противным дробным перестуком.

Капитан встряхнул снятую с пояса флагу, налил в её крышку остатки вчерашнего коньяка и протянул майору. Тот взял, отхлебнул и поперхнулся. Пролитое спиртное проступило на рубашке неопрятным тёмным пятном. Майор виновато покосился на стоявших рядом офицеров:

— Не пьётся…

Но противная дрожь внезапно унялась. Сан Саныч так и не понял, что сработало: или само действо, или попавшее в пищевод спиртное.

 

* * *

Вскоре к месту событий подъехал раскрашенный в камуфлирующие цвета бронетранспортер.

С брони спрыгнул щеголеватый, дочерна загоревший лейтенант. За ним, изо всех люков, словно горох из лопнувшего стручка посыпались такие же отмеченные солнцем десантники.

Последним из металлического чрева материализовался поджарый, сонного вида прапорщик. На вид ему было явно за сорок. Прапорщик кивнул собравшимся возле трупа офицерам и с независимым видом проследовал в сторону ближайшего бордюра. Уселся. Блаженно покряхтывая, достал потёртый облупившийся портсигар и такую же, видавшую виды, зажигалку. После того как прапорщик закурил, присутствовавшие, словно по команде, вернулись к прерванным занятиям.

По какому-то внезапному наитию, всем стало ясно, что из приехавших — именно прапорщик, несмотря на свой показно-сонный вид, предельно опасен.

Лейтенант, призывая подчинённых к вниманию, вскинул над головой раскрытую ладонь. Вроде бы и не смотревшие в его сторону десантники, мгновенно перегруппировались в относительно стройную шеренгу. Каждый из них так и остался в свободной расслабленной позе, но ощущение предельно спаянного и крайне эффективного в боевом отношении коллектива, не вызвало ни малейшего сомнения.

Лейтенант, коротко взглянув на приехавших с ним солдат, чётко развернулся в сторону капитана и козырнул. Формального доклада о прибытии подразделения и его готовности к выполнению "неизвестно чего", но "беспрекословно, точно и в срок", так и не последовало. И действительно, к чему плодить формальности, когда и так всё ясно?

Капитан отозвал лейтенанта в сторону и несколькими короткими фразами поставил задачу.

 

Вскоре грузинского милиционера завернули в кусок непромокаемого брезента, стянули получившийся свёрток обрезком полевого кабеля, рывком забросили на броню, закрепили.

Не успевший докурить сигарету прапорщик с сожалением раздавил окурок. Полюбовавшись на оставшийся отпечаток рифлёной подошвы, старательно затёр его. На броню он забрался последним, сразу же за снятым с поста в гостинице молодым десантником. БТР фыркнул двигателем и, плавно покачиваясь, укатил за поворот.

— Ну что? — капитан окинул взглядом снова потянувшуюся за куревом компанию. — Будем прощаться? Саня, подбросишь меня?.. Тогда давай, быстрее собирайся! Пока мою руки, чтобы был готов!!!

 

Едва УАЗик Сан Саныча отъехал от гостиницы, капитан попросил, не завозя его в расположение батальона, следовать за бронетранспортером:

— Есть идея, как окончательно концы в воду спрятать… Да и тебе по пути.

На выезде из города Шевчук встрепенулся:

— Серёга, а грузинские снайперы, о которых здесь только и болтают, откуда они народ обстреливают?

— Чаще всего — с тех высоток или со стороны Никози. Правда, с грузинов снайперы… Если бы не литовские инструкторы, от их стрельбы вообще толку не было бы.

Десантник полез в нагрудный карман, достал пачку "Герцеговины Флор", открыл:

— Последняя… Не возражаешь?

— Травись, земеля! Не мне исправлять неисправимых костоломов и прочих борцов с "ворошиловскими стрелками" и метателями дартса! — вздохнул Сан Саныч.

— Кстати, Саня, насчёт снайперов. На прапора моего внимание обратил?

— А то! Морда сонная, а движется — как леопард. Тот ещё, чувствую, фрукт?

Капитан невольно рассмеялся.

— Верно подметил. Афганские душманы — слезами умывались. Любым оружием владеет, словно внебрачный сын Бога Войны. Он у нас — в свободном поиске. За неполный месяц — трёх снайперов выследил. Днём отсыпается, а по ночам на обстреливаемых грузинами окраинах пропадает.

 

Уехавший БТР земляки нагнали километрах в пяти за городом.

Напарник капитана — крепыш-лейтенант, вооружившись регулировочным жезлом, с деловым видом прогуливался по обочине. Двое его подчинённых неторопливо курили, подпирая собственными телами ещё не прогревшуюся утренним солнцем броню.

Идиллия, да и только.

— Где? — лаконично поинтересовался выпрыгнувший из УАЗика земляк Сан Саныча.

— Туда! — несколько невпопад ответил лейтенант и указал полосатой палкой в сторону заросшей густым кустарником лощины.

Капитан незамедлительно полез в чрево БТРа. С минуту, чертыхаясь, чем-то там гремел. Наконец, издав победный вопль, появился из люка, прижимая к груди две, отливающие свежим заводским чернением, гранаты "Ф-1".

Соскочив на землю, помогая себе зубами, вывернул из запальных отверстий пластиковые пробки, ввинтил запалы.

— Пять минут подождешь? — спросил он Сан Саныча.

Тот, выйдя из машины, щурясь на солнце и одновременно осторожно ощупывая пластырь на собственной шее, кивнул.

Вернулся капитан уже в сопровождении четверых отсутствовавших солдат и прапорщика.

Вид у них был донельзя довольный.

— Оставили "борцам за демократию" сюрприз, — пояснил капитан.

 

До Тбилиси Сан Саныч доехал без приключений.

 

 

Справка №7. Республика Южная Осетия. Законодательные акты, обращения и заявления

 

Резолюция 260 A (III) Генеральной Ассамблеи ООН
КОНВЕНЦИЯ
О ПРЕДУПРЕЖДЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГЕНОЦИДА И НАКАЗАНИИ ЗА НЕГО

9 декабря 1948 года
Вступила в силу 12 января 1951 г . По состоянию на 1 января 1989 г . 99 участников. СССР подписал 16 декабря 1949 г . Ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 18 марта 1954 г . с оговорками. Вступила в силу для СССР 1 августа 1954 г .

Договаривающиеся Стороны,
признавая, что на протяжении всей истории геноцид приносил большие потери человечеству; и будучи убежденными, что для избавления человечества от этого отвратительного бедствия необходимо международное сотрудничество:

 

Статья I
… подтверждают, что геноцид независимо от того, совершается ли он в мирное или в военное время, является преступлением, которое нарушает нормы международного права и против которого они обязуются принимать меры предупреждения и карать за его совершение.

Статья II
… под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:
а) убийство членов такой группы;
b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;
c) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение её;
d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;
е) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Статья III
Наказуемы следующие деяния:
а) геноцид;
b) заговор с целью совершения геноцида;
c) прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида;
d) покушение на совершение геноцида;
e) соучастие в геноциде.

Статья IV
Лица, совершающие геноцид или какие-либо другие из перечисленных в статье III деяний, подлежат наказанию, независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами.
. . .

Статья VI
Лица, обвиняемые в совершении геноцида или других перечисленных в статье III деяний, должны быть судимы компетентным судом того государства, на территории которого было совершено это деяние, или таким международным уголовным судом, который может иметь юрисдикцию в отношении Сторон настоящей Конвенции, признавших юрисдикцию такого суда.

Статья VII
В отношении выдачи виновных, геноцид и другие перечисленные в статье III деяния не рассматриваются как политические преступления. В таких случаях Договаривающиеся Стороны обязуются осуществлять выдачу в соответствии со своим законодательством и действующими договорами.
. . .
Статья XII
Любая из Договаривающихся Сторон может в любое время путём извещения на имя генерального секретаря Организации Объединенных Наций распространить применение настоящей Конвенции на все или некоторые территории, за ведение внешних отношений которых она ответственна.
. . .
Представитель СССР 16 декабря 1948 года при подписании Конвенции сделал следующую оговорку по статье XII:
"Союз Советских Социалистических Республик заявляет о своем несогласии со статьей XII Конвенции и считает, что все положения Конвенции должны распространяться на несамоуправляющиеся территории, включая подопечные".

 

 

ДЕКЛАРАЦИЯ О ГЕНОЦИДЕ 1920 В ЮЖНОЙ ОСЕТИИ
По общепринятым международным нормам истребление отдельных групп населения по расовым, национальным, этническим или религиозным признакам, а также умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное уничтожение этих групп, равно как и меры по предотвращению деторождения в их среде, считается одним из тягчайших преступлений против человечества и квалифицируется как геноцид.
В данном случае мы имеем факты целенаправленного истребления народа Южной Осетии правительством Грузии в 1920-21 гг., имевшие самые негативные последствия для осетин Южной Осетии.
Картина жесточайшей нацистской расправы над мирным крестьянством Осетии ужасает даже в то тяжёлое, полное трагедий и страданий время первых лет революционных процессов. То, что произошло в Южной Осетии, не поддается человеческому осмыслению. Прошло 70 лет, и ничто, кажется, не изменилось. Сохраняющееся "особое отношение" к Юго-Осетии в сфере конституционного строительства в Грузии заслуживает специального гласного исследования, как требует серьезного исследования и роль в этом СМИ, ТВ.
Исходя из потребностей истинности и демократии, гуманизма и свободы, необходимо констатировать:
1. Революционное движение в Юго-Осетии не носило характер репрессии против кого бы то ни было, тем более против Грузии.
2. Требования руководителей национального движения Южной Осетии носили сугубо демократический характер и были направлены на достижение законного права 100 тысячного крестьянства на национальное самоопределение:
а) иметь в Южной Осетии ту форму политического устройства, которое бы население считало для себя приемлемым, т.е. Советы;
б) иметь право оставаться в той политической системе, которую население Южной Осетии вправе выбирать, т.е. в составе РСФСР вместе с частью Осетии — Северной Осетией.
3. Вторжение регулярных войск в Южную Осетию носило характер имперской агрессии, направленной на уничтожение осетинского народа, выселение их с исконной территории и заселение Южной Осетии грузинами. Это геноцид.
4. После ликвидации политического руководства революционного движения (расстрел 13 коммунаров, разгром восстания в Джаве и Цхинвали, июнь 1920г.), действия карательных отрядов в Южной Осетии носили характер прямого поголовного уничтожения мирного населения Южной Осетии. Методы и масштабы уничтожения осетинских сёл носили варварский характер, были санкционированы правительством Грузии, которое не скрывало своих намерений физически очистить Южную Осетию от осетин.
5. По всем принятым международным правовым актам поголовное истребление осетин, зверские методы уничтожения женщин, детей, стариков, грабежи и насилия, захват имущества, скота, уничтожение посевов, приведение масс к голоду и эпидемиям тифа и холеры, массовое заселение осетинских сёл переселенцами-грузинами из горных и других районов республики, есть не что иное, как геноцид.
6. Ввиду того, что массовое уничтожение осетин Южной Осетии было санкционировано так называемым "демократическим" правительством Жордания и проходило под меньшевистским знаменем (вишнёвый с чёрно-белым), которое современное грузинское правительство вновь объявило символом демократии, народ Южной Осетии не допускает возможности считать его символом грузинской государственности на территории Южной Осетии.
7. Считать недопустимым подмену варварского истребления (геноцида тысяч мирных жителей Южной Осетии стариков, женщин, детей) идеей классовой борьбы, как её хотят преподнести старые и новые идеологи и псевдо–историки. Это — геноцид!
8. Мы обращаемся ко всем демократическим организациям мира, всем лидерам в правительстве и руководстве страны и республики поддержать справедливые требования народа Южной Осетии.

1. Признать массовое истребление осетин в 1920 г . в Южной Осетии геноцидом, и требовать возмещения нанесения национального ущерба в размере 5 миллионов золотом.
2. Признать право Юго-Осетинского народа на:
а) национальное самоопределение;
б) право иметь то политическое устройство, которое народ Южной Осетии выбирает в соответствии с Конституцией СССР;
в) право самостоятельного выбора вхождения в то или иное Государственное образование, вплоть до образования собственной национально-государственной единицы (в рамках СССР).

 

1991 год

 

Обращение к Верховному Совету РСФСР.

  Уважаемые народные депутаты!

   С 1988 года в Грузии стала активно проводиться политика, обеспечивающая права и приоритет грузинской нации во всех сферах жизни общества: в политике, экономике, демографии, социальном обеспечении и др. Все предложения Юго-Осетии учесть в новых нормативных актах, принятых Верховным Советом Грузии, интересы автономной области Парламент Грузии бесцеремонно отверг.

Таким образом, была создана ситуация, при которой народ Юго-Осетии вынужден был реализовать свое конституционное право на самоопределение, признаваемое международным сообществом за всеми народами. В качестве первого шага, Совет народных депутатов Юго-Осетии на сессии 10 ноября 1989 года принял решение о преобразовании автономной области в Юго-Осетинскую автономную республику в составе ГССР. 16 ноября 1989 года Президиум Верховного Совета Грузии отменил решение сессии Юго-Осетии, а 23 ноября к г. Цхинвал с 45-тысячным населением подошла колонна "демонстрантов" в 50 тысяч человек, среди которых было 10 тысяч вооружённых боевиков. Они взяли Южную Осетию и город Цхинвал в кольцо военной, экономической и информационной блокады.

   Итог преступного нашествия: 6 человек убиты, более 300 получили телесные увечья; экономический ущерб превысил 15 миллионов рублей (в ценах 1989 года). Несмотря на неоднократные обращения к правительствам Республики Грузия и СССР дать политическую и правовую оценку этим событиям, она так и не была дана.

   Новый виток напряжённости возник в результате решений ВС Грузинской Республики в апреле и июне 1990 года, согласно которым на территории Грузии были признаны незаконными все юридические акты, действующие после советизации Грузии, законы СССР, принятые ВС СССР нового созыва.

   В таких правовых условиях, исходя из завершающегося в стране процесса суверенизации и повышения статуса автономий, сессия Совета народных депутатов Южной Осетии приняла пакет решений: о суверенитете, действии Конституции СССР и законов СССР на ее территории, о преобразовании Юго-Осетинской автономной области в Юго-Осетинскую Советскую Республику.

   Полный пакет документов был направлен в Верховный Совет Грузии, Верховный Совет СССР, Правительству страны, Президенту СССР. Верховный Совет Грузии вновь признал эти акты антиконституционными и отверг предложение Юго-Осетии войти в состав федеративной Грузии.

   Такое игнорирование прав и интересов народа Юго-Осетии вынудило его провести выборы в ВС Юго-Осетинской Советской Республики, которые состоялись 9 декабря 1990 года, и обратиться к Съезду народных депутатов СССР с просьбой признать её в качестве самостоятельного субъекта, обновленного Союза Суверенных Государств.

   11 декабря 1990 года Верховный Совет Республики Грузия принял закон об упразднении Юго-Осетинской автономной области, с одновременным внесением изменений в Конституцию Республики Грузия, а 13 декабря ввел чрезвычайное положение в г.Цхинвал и Джавском районе. С этого времени длится вооруженная, экономическая, информационная и транспортная блокада Южной Осетии.

   Несмотря на неоднократные просьбы и обращения к Президенту СССР, Правительству страны и ко всем правоохранительным структурам о принятии мер по защите населения Южной Осетии нейтральными силами, меры не были приняты.

   В результате грузинской агрессии в Юго-Осетии погибло более 260 человек, сотни раненых, 58 сожжённых сел, из них 28 разграблено и разрушено полностью, свыше 120 человек осетинской национальности томятся в грузинских тюрьмах, обнаружены места групповых захоронений, идёт депортация осетин, как с территории Южной Осетии, так и с территории Республики Грузия. Количество беженцев из Грузии и Южной Осетии, которые нашли приют в Северной Осетии и других районах России, достигло 80 тысяч. В Юго-Осетии полностью завершён демонтаж автономных структур, законодательно и фактически перекроены ее границы. Аннексия Юго-Осетии завершается.

   4 мая 1991 года собрание народных депутатов всех уровней во исполнение Указа Президента СССР, Постановления III Съезда РСФСР от 31 марта 1991 года, в надежде на понимание со стороны Республики Грузия, приняла повторное решение о возврате к прежним автономным структурам. Однако и этот шаг был полностью проигнорирован Верховным Советом Грузии и её Президентом.

   Трагическое положение народа Юго-Осетии усугубилось разрушительным землетрясением, ущерб от которого исчисляется миллиардом рублей. Республика Грузия, получающая со всего мира помощь, игнорирует Южную Осетию, лишая её народ даже целевых поступлений. В таких экстремальных условиях Россия взяла на себя всю тяжесть по оказанию помощи многострадальному народу Юго-Осетии, только в России чувствуют себя защищёнными беженцы-осетины.

   Наши многочисленные просьбы к Центру практически остались без ответа, союзное руководство продемонстрировало полное нежелание защитить народ Южной Осетии от истребления, восстановить его конституционные права.

   1 сентября 1991 года областной Совет Юго-Осетинской автономной области, выражая волю осетинского народа, обратился к Верховному Совету РСФСР с просьбой рассмотреть вопрос о воссоединении с Россией, поскольку в ответ на наши конституционные акты, обращенные к Грузии, последовали три года геноцида, всколыхнувшие в социальной памяти осетинского народа геноцид 20 года (около 6 тысяч осетин убитых и около 70 тысяч беженцев). В настоящее время и в обозримом будущем есть только одно средство для восстановления добрососедства – это этнотерриториальное разведение сторон и полная их независимость друг от друга.

   Кроме того, стремление Юго-Осетии к воссоединению с Россией является актом восстановления территориального единства осетинского народа, соответствует исторической справедливости договорно-правовых условий, признанных в Договоре между Россией и Грузией 7 мая 1920 года.

Депутаты Юго-Осетинского областного Совета:

Е. Дзагоева, Ю. Дзидцойты, Л. Галаванова, Л. Остаева, А. Чочиев, З. Цховребов

17 сентября 1991 года.

 

ЗАЯВЛЕНИЕ САЙТА "ВЕСТИ ИЗ ЮЖНОЙ ОСЕТИИ"

    Не существует ни одного действующего, законного и юридически состоятельного документа, который бы позволял считать Южную Осетию частью Грузии.
    Южная Осетия никогда не была частью Грузии, а только частью Грузинской Советской Социалистической Республики только в советский период своей истории.
    Действие Основного Закона ГССР и Закона ГССР "О Юго-Осетинской автономной области" было прекращено Постановлением Верховного Совета Грузинской ССР 20 июня 1990 года, в котором объявлены незаконными все законодательные акты, принятые в ГССР после 25 февраля 1921 года, и, таким образом, в соответствии с законами самой Грузии, Южная Осетия была поставлена вне правового поля Грузии ещё до распада СССР.
    Таким образом, правовая ситуация после всех перечисленных юридических преобразований вернулась к периоду до 25 февраля 1921 года (а, значит, и до подписания Союзного Договора 30 декабря 1922 года).
    Таким образом, ясно, что в 1920 году Южная Осетия не являлась частью независимого грузинского государства. Южная Осетия была насильственным образом вопреки многократно выраженному мнению ее народа, незаконно включена в состав Советской Грузии только после прихода к власти большевиков.
    При развале СССР приняты законодательные акты — Закон СССР "О порядке разрешения вопросов, связанных с выходом союзной республики из Союза ССР" от 3 апреля 1990 года, который открытым текстом дает автономным образованиям в составе выходящей республики право самоопределиться путем референдума. Такой референдум был проведён 19 января 1992 года, на котором присутствовало множество наблюдателей из разных стран, которые подтвердили полную законность данного мероприятия. Южная Осетия де-юре стала независимым государством.
    Общеизвестно, что вопрос признания не является критерием существования государства, так как государство становится субъектом международного права в силу своего существования, а не в силу признания. Другим нелепым выражением является "самопровозглашенная республика", словно есть республики, которые не сами себя провозгласили таковыми, а были провозглашены кем-то со стороны. Все республики самопровозглашенные, это аксиома. Ярлык "самопровозглашенная республика" является нонсенсом, как юридическим, так и лингвистическим.

 

Президенту РФ

Уважаемый Борис Николаевич!
Как стало известно из средств массовой информации, Россия намерена подписать всеобъемлющий договор с Грузией, что предполагает полное признание суверенитета Грузии и её нынешних государственных границ.
Мы считаем, что заключение такого договора не учитывает исторические реалии, не выражает интересы РФ, россиян, а также малочисленных народов бывшей Грузинской ССР — абхазов и осетин, которые вместе с другими представителями населения Абхазии и Южной Осетии (армянами, русскими, греками и др.) сегодня подвергаются ГЕНОЦИДУ со стороны Грузии. …………
Алекс андр Кузьмин, доктор филологических наук, профессор. Сергей Михалков, писатель. Рауль Мархайдаров, писатель. Борис Дубровин, поэт. Виктор Боков, поэт Алекс андр Чаковский, писатель. Иван Стандюк, писатель. Егор Исаев, поэт. Вадим Кожинов, ведущий научный сотрудник РАН. Журнал "Новое Время", 1993. №32

Телеграмма в номер
Владикавказ. Редакция газеты "Северная Осетия".
Копия: Тбилиси. Госсовет Грузии, председателю Шеварнадзе.
Господин Шеварнадзе!
Мы присоединяем свой гневный голос к требованию всех честных людей, подлинных демократов, требующих прекращения откровенного ГЕНОЦИДА юго-осетинского народа, проводимого со стороны грузинских вооруженных сил. За грузино-осетинскую резню, спровоцированную Вашим предшественником Гамсахурдиа, теперь несете персональную ответственность лично Вы , как председатель Госсовета Грузии. Знайте же, господин Шеварнадзе, если Вы не прекратите ГЕНОЦИД осетин, Ваше имя встанет в ряд с такими палачами осетинского народа, как Берия и Гамсахурдия. ……
Академики АБАЕВ, БЕРЕЗОВ, ИСАЕВ, газета "Северная Осетия". 24.06.1992г.


О Б Р А Щ Е Н И Е
Верховного совета Северо-Осетинской ССР к Генеральному секретарю ООН господину Бутросу Гали.
Господин Генеральный секретарь!
Мы, народные депутаты Северо-Осетинской ССР, собравшиеся на чрезвычайную сессию, обращаемся к Вам и ко всему мировому сообществу с просьбой о защите.

20 мая 1992 года были зверски расстреляны осетинские беженцы, ……..
….. Трагедия осетинского народа началась в 1920 году, когда тысячи осетин подверглись физическому истреблению, а десятки тысяч были вынуждены покинуть свою Родину и искать спасения в России. В 1990 году в Южной Осетии вновь вспыхнул конфликт… Борющийся за объединение и независимость многострадальный осетинский народ обращается к мировому сообществу с призывом воспрепятствовать новым актам ГЕНОЦИДА осетин… Просим Вас незамедлительно направить в Республику Южная Осетия экспертов и ввести контингент вооруженных сил ООН. Промедление может привести к полному истреблению осетин в Республике Южная Осетия и в Грузии.

Председатель Верховного Совета Северо-Осетинской ССР А. Галазов.
Принято чрезвычайной сессией Верховного Совета Северо-Осетинской ССР
г. Владикавказ, 21 мая 1992 года, Газета "Северная Осетия". 26.05.1992г.

 

 

Обращение коллектива Юго-Осетинского Госуниверситета Госдуме РФ

"Мы, коллектив Юго-Осетинского Государственного Университета им. А.А. Тибилова, с большой тревогой воспринимаем опасную ситуацию, складывающуюся вокруг Южной Осетии. Продолжение провокационных действий со стороны Грузии все отчетливее раскрывают намерения по силовому разрешению грузино-осетинского конфликта, вопреки "миролюбивым" заявлениям руководства Грузии. В нашей памяти еще свежи трагические события 1989-1992 гг., нанесшего невосполнимые потери как осетинскому, так и грузинскому народам.

Учитывая опасную тенденцию развития событий, мы, профессорско-преподовательский коллектив Юго-Осетинского Государственного Университета, являясь гражданами Российской Федерации, обращаемся к Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации с просьбой поддержать обращение Парламента Республики Южная Осетия о признании независимости и принять все меры по защите российских граждан, проживающих на территории Южной Осетии".

Принято на общем собрании профессорско-преподовательского коллектива Юго-Осетинского Государственного Университета

 

 

ОБРАЩЕНИЕ КОМИТЕТА НАЦИОНАЛЬНОГО СПАСЕНИЯ

Дорогие соотечественники!

Серьезная угроза существованию Южной Осетии, сложившаяся за последнее время, побудила нас обратиться к вам за поддержкой и помощью.

 

Грузия открыто готовится к вооруженному вторжению в Южную Осетию, не скрывая намерений уничтожить и изгнать осетинское население. Для этого грузинское руководство на протяжении последних 2 лет развернуло в средствах массовой информации настоящий пропагандистский террор.

Грузия отказывается признавать даже сам термин "Южная Осетия", придумывая для нее различные оскорбительные наименования.

После учиненного Грузией второго за ХХ век геноцида осетинского народа (1989- 1992 гг.) период мирного развития осетино-грузинских отношений (1992-2004 гг.) был прерван с приходом к власти в Грузии М. Саакашвили, который 29 мая 2004 года начал вооруженную интервенцию против осетинского народа, но был вынужден отступить 19 августа того же года, встретив решительное сопротивление защитников Родины.

С тех пор грузинская пропагандистская машина прилагает большие усилия для дискредитации осетинского народа, создания в мировом общественном мнении негативного образа осетин, которых необоснованно обвиняют в сепаратизме, в экстремизме, организованной преступности, контрабанде, а теперь и в терроризме.

Эти обвинения являются абсолютно беспочвенными. Борьба разделенного осетинского народа за воссоединение своей Родины полностью соответствует международному праву, опирается на имевшие место многочисленные прецеденты воссоединения разделенных народов и подкреплена международными нормативными актами, которые подлежат обязательному соблюдению вне зависимости от национального законодательства, в данном случае, Грузии.

Южная Осетия не имеет ничего общего с экстремизмом, то есть с крайними формами и методами борьбы, так как использует только мирный, политический путь достижения поставленной цели за столом равноправных переговоров с участием всех заинтересованных сторон. На практике категорическое неприятие экстремизма народом Южной Осетии выражается в исключительно гуманном обращении даже в разгар боевых действий с задержанными диверсантами и военнопленными с грузинской стороны, которые без причинения им вреда были переданы грузинской стороне. Нет ни одного случая жестокого обращения или убийства защитниками Южной Осетии взятых в плен грузинских боевиков. Как резко контрастируют с гуманизмом Южной Осетии многочисленные факты зверских истязаний и мучительных убийств, как осетинских бойцов, так и мирных осетинских граждан, попавших в руки силовых структур Грузии! Что же касается обвинения в терроризме, оно вызывает особое возмущение своим стремлением жертву постоянного террора со стороны восточных и южных соседей представить в качестве агрессора. Чтобы понять всю безнравственность и преступность действий Грузии в отношении народа Южной Осетии, необходимо восстановить в памяти хорошо известные факты, красноречиво свидетельствующие о ее экстремистской, фашистской (по оценке руководителя Грузии в 1992-2003 гг. Э.

Шеварднадзе) политике, ее тесных связях с международными террористами и угрозу, которую эта "малая империя" представляет устоям мира и будущему цивилизованных народов.

Между тем, накануне первой серии взрывов в Лондоне МВД Грузии направило свои специальные подразделения в Панкисское ущелье в количестве 200 человек.

Спрашивается, если соответствуют действительности многочисленные заявления Тбилиси об отсутствии международных террористов в указанном регионе, то для чего понадобилось направлять туда силовиков? Однако руководство Грузии, хорошо осведомленное о происходящих в Панкиси процессах таким шагом пытается оградить себя от опасности. Они по себе знают, что змея, пригретая на груди, способна в любую минуту ужалить своего благодетеля. Также напоминаем, что о присутствии международных террористов в Панкиси, помимо России и Южной Осетии, недвусмысленно заявляли Глава МВД Франции, Государственный министр Николя Саркози, посол США в Грузии Ричард Майлс и ряд других высокопоставленных должностных лиц разных стран. Специальные подразделения МВД Грузии в Панкиси не причиняют никакого вреда террористам, однако агрессивными, враждебными действиями в отношении мирного осетинского и кистинского населения вызвали массовое недовольство и спорадические акции протеста.

После "розовой революции" в Южную Осетию переселились на постоянное жительство 200 человек из многих тысяч доведенных до отчаяния людей. В период с июня 2004 года по июнь 2005 года было полностью выдавлено осетинское население из сел Думастур, Халацан, Цинубан, а в мае-июне 2005 года были вынуждены спешно уехать около 80% села Корет. У оставшихся "чемоданное" настроение. Они подвергаются утонченным издевательствам со стороны властей Грузии. Например, когда в брошенные коретцами дома власти Грузии заселяли жителей Горной Аджарии, оставшееся население с. Корет было принуждено в лучших традициях геббельсовской пропаганды перед объективами

фото- и телекамер изображать радостную встречу пришельцев хлебом-солью, песнями и плясками.

Руководство Грузии хочет поставить в такое же бесправное, униженное положение свободолюбивый народ Южной Осетии, который на протяжении 15 лет показал и доказал свою решимость добиваться независимости от деспотичного, тиранического режима. За эти годы нам удалось многого добиться.

Средний уровень жизни в Южной Осетии на порядок выше, чем в Грузии, несмотря на огромные финансовые вливания со стороны зарубежных стран. Благодаря справедливой социальной политике Южной Осетии удалось в тяжелейших условиях избежать такого печального и, увы, привычного во многих странах явления как нищенство и уличное попрошайничество. Представители всех национальностей, проживающие на территории Южной Осетии, пользуются равными правами. В то время как в Грузии осетинские школы закрываются, властями Южной Осетии открыты две школы в грузинских селах, где школ не было даже при Советской власти.

Безупречная легитимность Республики Южная Осетия подтверждена проведенными под наблюдением зарубежных представителей двумя референдумами, двумя президентскими и четырьмя парламентскими выборами. Наш народ имеет право жить в свободной, демократической стране. Мы обращаемся к соотечественникам, проживающим в Грузии, соблюдать осторожность, не подвергать себя излишней опасности.

Мы призываем осетинскую диаспору в других странах встать в один строй вместе с нами, оказать всю возможную помощь в донесении нашей позиции до международного сообщества, задействовать международные право вые механизмы для осуждения агрессора и обратиться к правительствам своих стран, с требованием оказать давление на руководство Грузии и предотвратить новую войну против народа Южной Осетии. Сегодня еще можно спасти людей.

 

Комитет национального спасения Цхинвала 28.07.05 г.

 

 

Текст нижеследующего письма включен в повесть "Цхинвали (реквием…)" по просьбе югоосетинского писателя и журналиста Инала Плиева в качестве ещё одного документального к ней дополнения. Читайте. Письмо это само за себя говорит.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВУ КАТОЛИКОСУ ВСЕЯ ГРУЗИИ ИЛЬЕ II

Ваше Святейшество! Послание, направленное Вам, продиктовано новой эскалацией напряжённости между Осетией и Грузией. Все Православное духовенство в Осетии и в диаспорах, вместе с паствой крайне обеспокоено агрессивными выпадами Президента Грузии М. Саакашвили, направленными на подрыв мирного сосуществования двух народов. Публичная клятва, данная им в Гелати с Вашего благословения на могиле св. Царя Давида Строителя о восстановлении Грузии, настораживает всякого здравомыслящего христианина, ибо незнающий прошлого не построит будущего. Стоило бы напомнить Президенту о том, что освобождая Грузию от турок-махмадиан, Благословенный Царь в решающей битве во главе своего войска выставил отряд, состоящий из православных Ас-Аланов, который внезапным манёвром расстроил боевые порядки Агарянской коалиции и Грузия одержала важнейшую из своих побед, или же о том, как соправитель Великой Тамар, Царь Давид-Сослан, во главе Аланской гвардии и Грузинского войска, одержав блестящие победы над иноверцами, надолго отбил у них охоту нападать на Грузию и был за это воспет св.Шота Руставели. А теперь чтобы захватить христианскую Осетию, Грузия берет в союзники мусульманскую Турцию, обучаясь у тамошних инструкторов, как убивать братьев по вере.

Православным сознанием это трудно осмыслить. Наверное, после стольких светлых страниц нашей истории, Господь по нашим грехам попустил эти мрачные дни непонимания, неправды, зла и недоверия.

Бог не в силе, а в истине, а диавол — отец лжи. Смысл, заключенный в словах Святых Отцов, и есть ключ к разрешению всех конфликтов: ложь убивает, правда животворит. Правду мы знаем и хотим чтобы и Вы и Ваша паства узнали правду о том с чего и когда возникло недоверие между нашими народами и убедившись в истине вы сможете преодолеть негативные стереотипы прошлого и уже без недомолвок, выстраивать новые отношения на основе, отвечающей современным реалиям.

Анализируя новейшую историю, приходишь к выводу, что спад в осетино-грузинских отношениях наступает после окончательного падения Великой Алании, когда орды Хромого Тимура устроили тотальный геноцид, под корень вырезая все христианское население, остатки которого сконцентрировались в нескольких урочищах Северного Кавказа и в южной части некогда могучей страны.

У Грузии больше не было сильного соседа, на которого она могла опереться, и после блистательного царствования осетина Давида и грузинки Тамар, над Грузией начали сгущаться тучи. Много горя и унижений испытала ваша страна в годы мусульманского плена, пока мудрые и дальновидные цари не обратили своего взора на север где во всем своем могуществе, расцветала Православная Русь. Под покровительством Русских Царей Грузия окрепла и стала важным геополитическим пунктом Православной империи в традиционно сложном Закавказском регионе. В начале 18 века грузинские князя, воспользовавшись административным преимуществом и децентрализованностью осетинского народа, попытались закабалить его, приписав себе все земли от Джавы до Алагира, вероломно используя при этом весь бюрократический ресурс Закавказской губернии. Натравливая на нас путем подкупа и ложных доносов о якобы непокорности осетин, царскую администрацию. Это вызвало несколько кровопролитных карательных экспедиций в Горную Осетию. Десятки сел были разгромлены, сотни мирных жителей убиты или же безвинно сосланы в Сибирь.

Слава Богу, справедливый Русский Царь Алекс андр рассмотрел этот вопрос и отмёл все притязания грузинских князей, монаршим указом восстановив в своих правах всех осетин, навсегда закрепив за ними статус свободного сословия и земли, на которых они жили.

Прошло всего лишь сто лет. Грузия становится демократической республикой. Ной Жордания, провозглашая принципы Свободы, Равенства, Братства, параллельно посылает в Осетию грузинские карательные отряды. Вспомните Кодорскую трагедию, когда масса грузинских беженцев была вынуждена зимой, под снегом, переходить через высокогорный перевал и перед Вашими глазами предстанет то, что осетины испытали в 20-х годах прошлого столетия, когда грузинская гвардия, сжигая и убивая все на своем пути, своими зверствами вынудила все мирное население Джавского и Корнисского ущелий встать с насиженных мест и, полуголыми, зимой, преодолевать Большой Кавказский хребет. Стоит напомнить, что тоннелей и дорог через него тогда не существовало. Женщины, старики, дети пешком пробивали себе дорогу в толще снега, спасая от Жорданиевских пуль свои жизни.

Есть страшные свидетельства, когда молодые матери, выбившись из сил, оставляли на снегу своих замерзших детей, не имея возможности по христиански предать тела земле.

Прошло еще восемьдесят лет и снова орды уголовников и фашиствующей молодежи под предводительством бывшего диссидента, впоследствии ставшего осведомителем КГБ, Звиада Гамсахурдия, ворвались в наши села, убивая и насилуя своих единоверных братьев и сестер. Удивительна печальная закономерность дат. Первая попытка "звиадовских соколов" ворваться в Цхинвал произошла в день Святого Великомученика Георгия, но полет был прерван под стенами Его Згудерского храма, что у въезда в город, ибо не допустил св. Георгий в свой праздник пролиться невинной крови. Вероломный захват города произошел ночью, в Светлый Сочельник и, когда весь христолюбивый мир замер в трепете, ожидая Рождения Богомладенца, ворвавшиеся в спящий Цхинвал нелюди пролили первую кровь. Потом была блокада, массированные артобстрелы, захваты заложников, расстрелы, нечеловеческие пытки и издевательства над безвинными людьми.

Ваше Святейшество! Если вы когда-нибудь будете в Ередви, то спросите местных жителей, за что были похоронены заживо восемь молодых осетин, и как целую неделю земля вздымалась и стонала на их могиле, вопия к Господу за невинную кровь. Спросите в Кехви, за что были расстреляны на Зарской дороге старики, женщины и дети, за что в селе Ортеви отрезали руку девяностолетней старухе и раздавили танком восмидисятилетнего старика? Или же за что были ограблены и изгнаны из Гуджарети, Карели, Кахети, Картли, Гори, Рустави, Тбилиси сто тысяч осетин?

Все это мы перечисляем не потому, что мы злобны и мстительны.

Напротив. Последние двенадцать лет перемирия прекрасно характеризуют наш народ, как добросердечный и многопрощающий, который сумел не озлобиться, не затаил в сердце яда мести, восстановил добрые отношения и в течение этих четырнадцати лет смиренно ждал, если не от политиков, то, хотя бы от грузинского священства простых слов сожаления. Но нет, ни один священнослужитель не встал и не сказал: " Грузины что мы творим, зачем убиваем наших братьев? Может быть, осетины с радостью согласны жить с нами в мире и любви, давайте, прежде чем стрелять в них, по-доброму предложим им это!"

Все молчали, наверное "страха ради иудейского" и поток омерзительной лжи залил все средства массовой информации. Президент Гамсахурдия назвал нас безродными ублюдками, его министры заявляли, что мы сепаратисты, его историки придумали, что мы пришельцы, филологи запретили нам наш родной язык, а медики посчитали, сколько нам можно иметь детей.

Мы сидели в подвалах, блокадного города, с малыми детьми на руках, без хлеба, света, тепла, под градом пуль хороня во дворах своих домов убиенных родственников, так как сделать это по христиански нам не давали "доблестные грузинские соколы" и ошеломленные думали: "Неужели это творят те, с которыми мы еще вчера сидели за одним столом, разделяя хлеб и вино, братство и любовь, землю и Родину". В один момент мы стали отщепенцами .

А печально известный у нас Ваш эдикт об анафемствовании всякого, кто убьет грузина, почему-то не распространялся на убивающих осетин. Мы искренне верим, что это никоим образом не было умышленно направлено против нас, но в тех условиях осетины очень болезненно восприняли такую несправедливость и равнодушие со стороны ГПЦ.

Это окончательно разорвало все надежды на какую-либо справедливость со стороны Тбилиси.

Нынешняя грузино-осетинская кампания, активно поднятая новым руководством Грузии, направленная на примирение и восстановление доверия между нами, была вначале с большим позитивным интересом встречена осетинской общественностью, но, к сожалению, по мере ее развития мы вновь ощутили в ней негативные рецидивы прошлого. Полуправда, нежелание осмыслить перенесенную осетинским народом трагедию, плохо скрываемый цинизм и лицемерие тбилисских политиков свели на нет хорошее начинание и страдать от этого первым долгом будет грузинский народ от которого опять скрыли правду, внушая ему, что конфликта почти не было и, стоит осетинам раздать по мешку "сасуки", восьмиларовую пенсию, построить 800 метров жд, и они, неразумные, обманутые "русскими империалистами", вновь вернутся к нам, и до конца своих дней будут благодарить нас за великодушно предоставленную им "культурную резервацию".

Расчёт был таков, что бы после заведомо неприемлемых и оскорбительных предложений, от которых осетинская сторона, конечно же, откажется на весь мир "раструбить" о том, какие осетины неисправимо-сепаратистски настроенные и что с ними бессмысленно вести переговоры, и только силой оружия их можно привести к покорности. Таким бессовестным ходом тбилисские власти хотят оправдать два прошлых осетинских геноцида, развязать новую войну между Грузией и Осетией, внушив трудолюбивому и хлебосольному грузинскому народу чуждые его христианскому мировоззрению фашистские идеи расового превосходства и ксенофобию, и тем самым отвлечь его от внутригосударственных проблем: голода, безработицы, социальной незащищённости и вопиющей бедности. Чтобы пока, увлечённый химерическими идеями о покорении Осетии, картлийский или кахетинский крестьянин воинственно потрясает своей мотыгой, выбить у него из-под ног землю, которая из века в век по Божьему благословению кормила его и его предков.

Мы также внимательно следим за событиями, происходящими в ГПЦ, и с печалью наблюдаем, как антихристианская по своей сути тенденция, активно набирающая ход в Грузии, грубо вторгаясь в уникальную, веками сложившуюся самобытную культуру грузинского этноса, добралась и до святая-святых — её Церкви. Новый грузинский истеблишмент, слепо исповедующий ложные Западные идеалы, где больше не осталось места Богову, а только кесарево, с помощью некоторых псевдоправославных священников пытается внести раздор между единоверными Россией и Грузией. Отколов последнюю от Православного ареала, центром которой, несмотря на все переживаемые трудности, является все-таки Россия, попытаться уничтожить Грузинскую Церковь. Трудно не понять, что в Грузии обкатывается сатанинский план подмены истинного Православия на псевдохристианскую эрзац-религию в духе "Нью Эйдж", которая является составной частью сатанинской доктрины Нового Мирового Порядка.

Им прекрасно известно, что Православие никогда не признает таких завоеваний либерализма, как гомосексуализм, аборты, наркотики и другие мнимые свободы Нового Мира. Уповая на Господа, Церковь до конца будет стоять в Истине, ограждая свою паству от вышеперечисленных ценностей современной лжецивилизации.

Ваше Святейшество! Господь через страдания отверз нам очи и мы больше не хотим попадаться в сети, расставленные князем мира сего, какими бы минеральными удобрениями нас в этот "земной Рай" не манили.

Триста лет Ас-Аланский этнос балансировал на грани исчезновения и, выжив путем неимоверного напряжения, сохранил для человечества уникальный островок Арийской Цивилизации, на которую узколобые шовинисты-недоучки безуспешно пытаются напялить мертворожденные названия типа "Самачабло" и "Цхинвальский регион".

Ваше Святейшество! Кому, как не Вам, известно, что всё, что случается, случается только по воле Господа, и ничего без Него не может быть. И если случилось так, что в это непростое время рядом с Вашей страной, молитвами Богородицы, Аланских и Иверских святых, из, почти пятисотлетнего небытия, возрождается Православная Алания, то может ли это происходить без Всевышнего промысла? А если это так, то может ли что человеческое этому помешать?

Генеральный Штаб МО Грузии планирует вооруженный захват территории Южной Осетии с последующей этнозачисткой. В Южной Осетии на данный момент насчитывается до восьми тысяч детей. Просим Вас напомнить господам Саакашвили Окруашвили, Таргамадзе, Николеишвили, Мерабишвили, Буржанадзе и другим воинствующим псевдо-христианам слова Спасителя "Кто обидит малых детей сих тому лучше одеть жернова на шею свою и броситься в воду" .

Мы смиренно молим Вас: "Не надо больше благословлять войну". Вы, как служитель Истине, откройте ее Вашему народу, скажите ему правду о том, что мы не пришельцы, не гости здесь, и мы не отбираем у грузин их землю, а живем здесь на своей земле, где нас крестила св. Нина, еще со времен патриарха Ноя. Ибо Аскеназ, внук его, есть прародитель доблестного народа Ассов-Ариев, и у нас нет больше Родины, кроме этой и защищать ее мы будем до последней капли крови.

  

   Епископ Георгий Аланский со всем клиром и паствой

      г. Цхинвал

   21 октября 2006 г.

 

 

Грузинская агрессия 1989-92 гг. в фотографиях:
http://foto.mail.ru/mail/foto_osetia/95/

 

 


 



с начала